Предисловие редактора

Вышел в свет свежий номер журнала «Проектор», посвященный японскому плакату. Главным героем номера стал патриарх японского графического дизайна Мицуо Кацуи, давший большое интервью главному редактору Мите Харшаку. В номере также публикации о работах таких мастеров, как: Таданори Йоко, Сигео Фукуда, Кенья Хара, Икко Танака, Казумаса Нагаи, Кохеи Сугиура, Хельмут Шмид. «Проектор» выражает благодарность Фёдору Гейко и Сергею Серову, без участия которых этот номер никогда бы не состоялся.

    Projector_#35_00

    Проектор № 1(35) 2019

    Специальный выпуск. Японский плакат. Приглашенный редактор номера — Фёдор Гейко.

    Митя Харшак: «Вне зависимости от темы номера, с самого начала работы Школы дизайна НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге в каждом выпуске моего журнала я публикую свои наблюдения за самыми важными, на мой субъективный взгляд, событиями в жизни Школы. В этом номере рассказ о первой выставке студенческих работ, с успехом прошедшей в марте 2019 года в Санкт-Петербурге на дружественной площадке Бертгольд Центра».

    Projector_#35_01
    Projector_#35_02

    Вступительная статья Сергея Серова: «Из синтоизма в основу японской эстетики вошло и представление о непрочности всех вещей, об их естественном умирании. Бытие и небытие переходят друг в друга в режиме нон-стоп, это дорога с двусторонним движением. Истинная реальность — неоформленная вечность. Оформленное усилиями дизайнеров бытие вещей – всего лишь временная манифестация небытия, их подлинной сущности. Отсюда важнейшее для графического дизайна понимание минимализма, ценности пустоты, белого пространства. Пустота — это не «отсутствие», а «присутствие». Не отсутствие формы, а наполненность ее содержанием. Белое — не средство создания «серебра набора», как в классической книжной типографике, не строительный материал для усиления контраста с черным, как в европейском модернистском дизайне, а самоценная вечность пока еще неоформленного небытия».

    Projector_#35_03

    Вступительная статья Фёдора Гейко: «Сегодня японский дизайн — это довольно гремучая смесь, состоящая из условных минималистов и традиционалистов, чтящих японские корни, и бунтарей всех мастей, несогласных с устоявшимися канонами оформления. Объединяют все эти течения общий культурный фундамент, принципиальность и неистовый фанатизм, граничащий с экстремизмом, не знающим полумер. Работы в каждом из жанров доводятся до своего возможного абсолюта».

    Projector_#35_04

    Мицуо Кацуи
    Слова Сергея Серова: «В современном японском плакате многие дизайнеры, начиная с Юсаку Камекуры, Казумасы Нагаи, Икко Танаки и Коичи Сато, воспринимают, чувствуют и воплощают цвет в своих работах подобным же образом. Японская школа! И Мицуо Кацуи — явно первый ученик в ней. Хотя, пожалуй, не ученик, а учитель. «Сенсей цвета». Тоже неплохое было бы название! Все мастера в этой школе один к одному. Но никто, кроме Мицуо Кацуи, так последовательно, безоглядно не посвятил себя и свое творчество служению цвету и только цвету, цветовому началу Вселенной, земной и вечной жизни».

    Projector_#35_05

    Мицуо Кацуи из интервью Мите Харшаку специально для журнала «Проектор»: «Можно сказать, что японский дизайн вращается вокруг таких понятий, как упрощение и абстракция. Например, самыми короткими стихами в мире являются хайку, составленные в форме слогов 5—7—5, простыми числами постулируется идея о необходимости передавать смысл максимально лаконично. Простое число — это «натуральное число, которое делится только на единицу и на само себя», при этом все натуральные числа «простые». Лаконичность японских классических стихов типа хайку внесла свой вклад в становление японского сознания как особенность, требующая домысливать фантазией те формы, которые по факту не представлены, и при этом по возможности максимально расширять смысловое поле, заложенное в краткой стихотворной форме. Наверное, можно даже сказать, что источником вдохновения японского дизайна являются в этом контексте такие необходимые составляющие, как недосказанность, намеки и перенос смысла».

    Projector_#35_06

    Таданори Йоко
    Слова Сергея Серова: «Свобода и раскрепощенность, брутальность и многослойность, живописность и особая экспрессия порождаются у Таданори Йоко скрещиванием возвышенного с низкопробным, уникального с банальным, элитарного с массовым, американского поп-арта с классической японской гравюрой, высокопрофессионального с графическим фольклором. Когда б вы знали, из какого сора растет плакат, не ведая стыда… В случае с Таданори Йоко мы это знаем — весь сор массовой культуры, весь графический мусор, визуальный шум и гам, абсурд и хаос современной жизни остаются на поверхности, выносятся на авансцену, предъявляются зрителю».

    Projector_#35_07

    Сигео Фукуда
    Слова Сергея Серова: «На своем мастер-классе на «Золотой пчеле» Фукуда рассказывал, что он часто использует в качестве прототипов своих плакатов японское хайку, стремясь к лаконизму, простоте и стройности, что этот язык близок самой природе графического дизайна. Но чтобы создать нечто ценное, вы должны  улавливать сердцем настроения людей. Графический дизайнер не может не читать газет, не смотреть новостей, не впитывать в себя все происходящее вокруг, сказал на прощание этот выдающийся дизайнер, ставший символом изобретательности и остроумия, философской глубины и пластического совершенства, знаковой фигурой, олицетворяющей связь визуальных культур Востока и Запада».

    Projector_#35_08

    Кенья Хара
    Слова Николая Штока: «Размышляя о том, что может быть главным ресурсом в распространении японских товаров за рубежом, Кенья Хара выдвинул такие четыре понятия, как “утонченность”, “тщательность”, “внимание к деталям“ и “простота”. Он считает, что от безудержной поверхностной европеизации надо повернуться к глубоким традиционным ценностям, привлекательным для экспорта японской культуры в мир».

    Projector_#35_09

    Икко Танака
    Слова Сергея Серова: «главной визитной карточкой Икко Танаки стали его театральные плакаты. В них традиционные образы, каллиграфия и ксилография, маски национального театра кабуки и детали костюмов, элементы и атрибуты японской культуры переосмыслены и переструктурированы на новый лад, по модульным схемам, как бы переведены на визуальный язык мирового дизайна. Уникальное переведено на язык универсального. Но при этом сохраняются гармония, общий строй самого пространства как музыкального аккорда, как символического подношения высшим силам, как молитва».

    Projector_#35_10

    Казумаса Нагаи:
    Слова Сергея Серова: «С начала 1990-х годов сквозной темой Казумасы Нагаи становится экология. Его плакаты говорят о ней сдержанно, тихо, как о сокровенном. В огромных, нескончаемых сериях “Природа”, “Спаси меня”, “Я здесь” они созидают собственное, непереводимое на язык слов пространство, наполненное волшебными цветами, животными, птицами и рыбами. Герои, населяющие заповедники, океанариумы и бестиарии Казумасы Нагаи, смотрят на нас человеческими глазами, молчаливо передавая не сообщения, а состояния, сопереживание и сострадание всему тварному миру, благодаря которым нас настигает любовь, радование для сердца и свет для ума. Кажется, что послания плакатов Нагаи приходят к нам «оттуда», из высших сфер, что именно так выглядят духи природы, которым поклоняются японцы».

    Projector_#35_11

    Кохей Сугиура
    Слова Фёдора Гейко: : «Для Сугиуры, по его же высказываниям, создание книги равносильно сотворению целого Космоса, Вселенной ощущений и смыслов. Дизайнер, работая над книгой, плакатом или логотипом, должен слушать разум и сердце — именно в этом Сугиура видит цивилизационную разницу в подходах европейской и азиатской культур. Эстетика ма — философия паузы, учение о пустоте — ничего не значащая в западном мире, но являющаяся основной в восточной культуре, для Сугиуры обретает особый смысл. Он считает, что не приняв во внимание и отказываясь от принципа ма, дизайн становится статичным, бесчувственным и теряет свою связь со Вселенной. Сугиура, работая над книгой, пытается создать глобальное, многоуровневое средство взаимодействия с окружающим миром и читателем, в котором заключается традиционная восточная философия глобального понимания «одного во всем и всего в одном». По мнению Сугиуры, все в мире взаимосвязано и даже единственная страница книги является неотъемлемой частицей Вселенной».

    Projector_#35_12

    Хельмут Шмид.
    Слова Фёдора Гейко: «Шмид — человек мира, который не скован узкими национальными категориями. Он с самого начала своей сознательной биографии свободно передвигается по планете, успевает поработать практически во всех концах света, но именно в Японии он находится в гармонии с собой и окружающей культурой. Расположение 15 камней сада Реан-дзи в Киото — это дизайнер Шмид в чистом виде, и не случайно одна из его известных типографических композиций посвящена этому культурному памятнику Японии. Шмид ненавязчив, скромен и никогда не открывает всех карт. При кажущейся простоте его дизайна он активно выступает против банальных посланий и упрощений в типографике. Неуловимость и недосказанность являются неотъемлемой частью его дизайнерских поисков. Он как скульптор освобождает дизайн от нагромождений и всего лишнего, оставаясь верным себе и преследуя музыкальное начало в своих типографических работах».

    Projector_#35_13

    P.S.
    С 2015 года мы выпускаем тематические номера журнала, посвященные национальным дизайнерским школам. В этой серии уже вышли номера «Проектора»: Американский плакат второй половины ХХ века (совместно с Нью-Йоркской Школой визуальных искусств), Финский дизайн (в рамках параллельной программы выставки «Золотое поколение. Модернизм в финской архитектуре и дизайне», проходившей в Эрмитаже), Швейцарский дизайн (при поддержке фонда ProHelvetia), Датский дизайн (совместно с Московским музеем дизайна и в рамках выставки «Легенды датского дизайна» в ГМИИ им. А.С.Пушкина), Французский плакат (при поддержке Французского института), Голландский плакат. Все выпуски сопровождаются выставочными проектами, показанными в Санкт-Петербурге, Москве, Казани, Екатеринбурге, Челябинске, Петрозаводске, Пскове и других городах.

    Традиционно желаю всем приятного прочтения и разглядывания журнала! Номер в свободном доступе на Issue.com обязательно появится, но уже после того, как разойдется по читателям печатная версия.

    С приветом,
    ваш Митя Харшак