Предисловие редактора

Работая над «Проектором» и другими своими затеями, никак не могу отнести себя к числу рыцарей-перфекционистов без страха и упрека. Уверен, что каждый автор, находясь в здравом уме и твердой памяти, понимает, что любой сделанный проект оставляет еще немало возможностей для его совершенствования. Я не исключение. Знаю, что можно потратить еще немало времени на то, чтобы этот номер «Проектора» стал еще лучше. Но для меня очень важную роль играет завершенность дела, его оконченность — возможность положить в архив, портфолио, на некую умозрительную полку сделанных вещей. И, что также важно, показать работу публично. С этой точки зрения журнал — идеальный пример завершенности проекта. Вышел номер, разошелся по читателям. Дело сделано! С другой стороны, периодика — не столь ответственное поле деятельности, как книга. Всегда остается возможность улучшить проект к следующему номеру. Незавершенные дела — якоря, которые не дают двигаться дальше, не дают разгрузить и освободить голову для новых проектов.

Я убежден в том, что публичность, возможность открытой демонстрации своих работ — это одна из важнейших составляющих в нашем деле.  Работать «в стол», бесконечно возвращаясь к переделыванию и шлифовке уже сделанной работы, не выставляя своих проектов на всеобщее обозрение, — большая ошибка, которую может допустить дизайнер. Автор оказывается в плену незавершенности начатого. Сейчас я говорю главным образом о таких проектах, которые автор содает по собственной инициативе. Дедлайн в виде выставки или презентации — отличное средство от хождения по кругу бесконечных итераций проекта. И публичность в данном случае отнюдь не инструмент утешения собственного тщеславия, а скорее возможность окинуть собственную работу сторонним взглядом, удалиться от нее на безопасное расстояние.

Сделанное лучше идеального еще и потому, что позволяет успевать реализовываться в большем количестве интересных затей и получать в конечном итоге больше удовольствия. Эдакий профессиональный гедонизм тут тоже играет не последнюю роль — хочется и того, и этого, и побольше-побольше! А как все успевать, если все время оглядываться назад? Мне нравится, когда все как будто не специально получается.

Еще один немаловажный аргумент в пользу законченного проекта перед бесконечно улучшаемым заключается в том, что каждая реализованная «в материале» идея, будь то физический объект, тираж книги, проведенная выставка или прочитанная лекция, вкупе с пониманием того, что можно было бы сделать еще лучше, приближают автора к тому самому недостижимому идеалу (надо понимать, что идеальную работу создать, скорее всего, не получится, а вот стремиться к тому, чтобы каждый следующий проект становился лучше предыдущего, — это вполне реально). Не говоря уж о том, что это прямой путь к повышению капитализации как имиджевой, так и в конечном итоге рыночной. Каждый завершенный проект, сданный и принятый заказчиком (вне зависимости от того, являешься ли заказчиком ты сам, твой клиент, или определенная группа зрителей/слушателей), — показатель того, что все идет в нужном направлении.

«Быстро — это медленно, но без перерывов» (пословицу приписывают японской народной мудрости) — хорошо описывает то, как я вижу правильный рабочий процесс. А завершенные дела в ходе длинного забега — это новые ступеньки, от которых удобно отталкиваться, чтобы в следующий раз прыгнуть еще выше. В этом плане, повторюсь, я страшно рад возможности издавать журнал — выпустил номер, принялся за следующий, что-то подкрутил, улучшил. С одной стороны, череда завершенных выпусков, с другой стороны, процесс, которому не видно конца.

А тем, кто все еще болезненно относится к мнению окружающих о своей работе, могу с полной уверенностью сказать, что те ошибки и недочеты, которые видите вы сами, скорее всего, останутся незаметными для окружающих. На самом деле нет судьи более строгого и въедливого, чем ты сам. А окружающим, как правило, ну не то чтобы все равно, но уж точно никто не будет погружаться в проект так глубоко, как сам автор. Главное, не терять трезво настроенного взгляда и любви к тому, чем ты занимаешься. А проекты — они отплатят добром на добро, как будто сами собой укрепляясь и хорошея год от года.

Когда что-то любишь по-настоящему, то любишь, даже зная все недостатки. А потому еще один хороший, любимый, но не идеальный номер сделан. Отправляю в печать.

    projector_2(32)_00

    Проектор № 2(32) 2017

    Номер выпущен в партнерстве с Французским институтом, в рамках кураторского проекта Мити Харшака: “Fabriqué en France”. Выставка современного французского плаката в 2017 году будет показана на площадках Artplay.SPb (Санкт-Петербург) в рамках Седьмой Санкт-Петербургской Недели дизайна. Далее выставка отправится в Казань (Пространство “Smena”), Петрозаводск (Национальный театр Республики Карелия) и Екатеринбург (Уральский Центр развития дизайна).

    Первыми читателями этого номера станут участники и гости фестиваля «Типомания», плакаты к которому сами стали, на мой взгляд, заметным явлением в профессии: «Подчеркнуто плоскостное решение, минимум глубины объема в фотографиях — едва различимые блики, отказ от цвета в пользу черного силуэта, острая динамичная композиция листов — это конечно, здорово. Но в этих плакатах есть и еще что-то, что нельзя описать словами. Прямо по Лао-Цзы — Дао описанное не есть Дао. Так и тут, можно что-то писать, пытаясь ухватить взрывной характер этих работ, но в попытке облечь визуальный образ в слова теряется что-то важное. И именно эта невербализуемая графическая душа работы заставляет меня как зрителя и участника фестиваля начать улыбаться, немного приплясывать и с еще большим нетерпением ждать встреч в Москве на «Типомании».

    projector_2(32)_01

    Этот номер, как и предыдущий Датский, разделен на две части — историческую и современную. Историческая часть открывается текстом Сергея Серова «Родина плаката», в которой немало перекличек с другими публикациями номера. Вот, например: «С французским языком вечно проблемы. Мало того что это название невозможно перевести, его еще и сложно произнести. Мы всю жизнь пользовались грамотной озвучкой: «Грапю». В прошлом году в Москву, в жюри «Золотой пчелы», приезжал один из активистов группы Алекс Жордан и подарил мне альбом, говоря при этом: «Грапус» — «Почему, — спрашиваю, — не “Грапю”, а “Грапус”?» — «А! Во всем мире все нас так называют». А Алекс Жордан — один из героев нашей плакатной выставки, и его интервью опубликовано во второй части номера.

    projector_2(32)_02

    Далее Михаил Карасик — наш постоянный автор, эксперт и знаток истории книги ХХ века рассказывает о трех шедеврах французской сюрреалистической фотокниги — работах Макса Эрнста, Ман Рэя и Жоржа Юнье. «Мне думается, что философии сюрреализма больше соответствовала обычная полиграфическая продукция — журналы и брошюры, чем лимитированные издания на бумаге ручного литья. В фотокниге сюрреалисты смогли проявить себя наиболее оригинально, создать то, что параллельно им не делали другие художники в дисциплине livre d’artiste. Сам тривиальный тип печати или фотопечати, большой, а значит, небиблиофильский тираж уже были проявлением радикализма, в том числе и художественного».

    projector_2(32)_03
    projector_2(32)_04

    И в завершение первой части номера большой обзор истории развития французского плаката с конца XIX до начала XXI века. Это текст Гуйти Новин, который мы перевели для этого номера с английского языка. Это самый объемный материал за всю историю «Проектора». Никогда ранее одна публикация не занимала девять разворотов. В публикации в хронологическом порядке дается краткий обзор работ самых ярких имен из большой истории французского плаката. Среди них: Жюль Шере, Зигфрид Бинг, Мануэль Ораци, Морис Бье, Леонетто Капиелло, Жан д’Илен, Кассандр, Поль Колен, Жан Карлу, Шарль Лупо, Раймон Савиньяк, Марсель Жакно, Пьер Фоше, Робер Массен, Роман Цеслевич, «Ателье Популер», Группа «Грапю», Матиас Огюстиньяк и Мишель Амзалаг, Тоффе и другие.

    projector_2(32)_05
    projector_2(32)_06
    projector_2(32)_07

    Вторая часть номера служит одновременно и каталогом выставки “Fabriqué en France”. Мы отправили каждому из участников выставки вопросы блиц-интервью. Своеобразную анкету о жизни дизайнера. И, несмотря на одинаковые вопросы, заданные каждому из наших героев, ответы получились самые-самые разные! Вот некоторые цитаты.

    Филипп Апелуа: «Сейчас я более избирателен, чем раньше: когда-то я соглашался на все подряд, сейчас же расставляю приоритеты. Например, более осторожно отношусь к заседанию в раличных комиссиях и жюри. Однако я все так же беру любые заказы, мне нравится удивляться, мне нравится, когда от меня требуется неожиданный проект, например, работа с винодельческой организацией или дизайн фарфора для Севрской мануфактуры. Предмет проекта неважен, важно приключение в процессе его реализации! Что касается денег, конечно, в идеале любая работа должна хорошо оплачиваться. Но мир не так устроен, к сожалению…»

    projector_2(32)_08
    projector_2(32)_09

    Рик Бас Бакер: «У меня есть коробочка вдохновения — там картинки, собранные мной за все эти годы. Я начинаю каждый новый проект с этой коробочки. Она мне напоминает о том, что для меня важно в дизайне».

    projector_2(32)_10
    projector_2(32)_11

    Мишель Буве: «Для меня жизненно важно быть услышанным как можно большим количеством людей, которые смотрят на мои постеры на улице и в метро. В общем, графический дизайнер должен быть настоящим, искренним и креативным. Деньги, награды и звездность — суета».

    projector_2(32)_12
    projector_2(32)_13

    Алекс Жордан: «Советы? Я думаю, если вы побывали студентом, вы уже испробовали возможность найти себя. Дальше начинается настоящая профессиональная жизнь под названием «каждый день узнаешь что- то новое». Меньше моды. Больше выбора правильного окружения. Дизайн налагает на вас определенную ответственность».

    projector_2(32)_14
    projector_2(32)_15

    Венсан Пероте и Анетт Ленц: «Меня не интересует зарабатывание денег как таковое, и я убежден, что сложно много заработать и при этом не предавать себя. Один из моих плакатов говорит: «Деньги правят дураками». Я не могу делать работу качественно, если идейно с ней не согласен. Если заказчик пытается принуждать меня к чему-то, я ухожу».

    projector_2(32)_16
    projector_2(32)_17

    Ален ле Кернек: «Я стараюсь быть хорошим графическим дизайнером, потому что считаю: хороший дизайн — это как правило хорошего тона. Газета, сверстанная так, что ее удобно читать, хотя никто и не знает, что это тоже дизайн. Но обычно я не выпячиваю эту работу, как и многие мои коллеги. Мне нравится презентовать свои постеры, потому что я влюблен в их лаконичный язык. Я думаю, это такая музыка прошлого века в моем исполнении. Моя утопия».

    projector_2(32)_18

    И завершает историческую часть журнала обзорная статья Павла Ульянова, посвященная Датской гильдии мебельщиков. «Крупные производства не упрощали существующий ремесленный образец, а следовали опыту ремесленников, сохраняя его качество и художественную ценность. Такие предметы отвечали традиционным вкусам датчан и выгодно отличались от зарубежных конкурентов. Выставки гильдии стали экспериментальной площадкой, стимулирующей молодых дизайнеров использовать новые материалы и конструкции. Более половины шедевров, которые сегодня составляют классику датского мебельного дизайна, было создано для этих выставок, регулярно проводившихся до 1966 года».

    projector_1(31)_11
    projector_2(32)_19

    Катрин Заск: «Я потенциально заинтересована во всем, что кормит мое любопытство. Творчество — центр мира, и все ему способствует. Тренды хорошо обозначают то, чем не стоит заниматься. Хотя знать их тоже нужно. Будучи художником, только ты определяешь, что важно именно для тебя».

    projector_2(32)_20
    projector_2(32)_21

    Традиционно желаю всем приятного прочтения и разглядывания журнала! Номер в свободном доступе на Issue.com обязательно появится, но уже после того, как разойдется по читателям печатная версия.

    С приветом,
    ваш Митя Харшак