Слово редактора

Этот номер весь посвящен финскому дизайну. Сначала я вовсе не хотел писать слово редактора. В подготовке публикаций этого номера столь велик вклад Павла Ульянова, что его приветствие было бы на этой странице весьма уместно. И уж кому-кому, а ему есть что сказать за финский дизайн. Но Паша отказался. Поэтому я уж сам.

Если говорить об интернациональном стиле, то в его названии уже заложена основная характеристика — единое пространство идей было надграничным. Баухаус в Германии, группа «ДеСтейл» в Голландии, наш ВХУТЕМАС — все эти школы были неразрывно связаны между собой в революционном процессе зарождения и развития европейского модернизма. Новая архитектура была отражением социальных изменений — в послереволюционной Советской России, в Германии, переживавшей не лучшие времена после поражения в Первой мировой. И архитектура, и дизайн, отвечая на социальный запрос, уходили подчас в сферу утопического проектирования. Или же в реализацию проекта вмешивались и вовсе прозаичные причины вроде скудного бюджета и некачественных строительных материалов.

Оттого, пожалуй, именно это время если не породило, то максимально ярко проявило такое явление, как «бумажная архитектура». Наряду с целым рядом реализованных построек, благополучно доживших до наших дней и признанных сегодня памятниками архитектуры мирового значения, было огромное количество проектов, чьи авторы так никогда и не увидели воплощения своих идей. А для любого, кто занят созиданием, видеть овеществленный результат своего труда есть величайшее счастье! И как-то так встали звезды, что на долю финских архитекторов и дизайнеров этого счастья выпало через край. Я ходил по финской выставке в Эрмитаже и думал, как повезло финским архитектуре и дизайну! Сколько профессионального счастья отмерено финским дизайнерам и архитекторам — видеть свои вещи живыми, улучшающими жизнь людей в своей стране.

На экспозиции «Золотое поколение» авторам выставки удалось показать именно это важнейшее качество финских архитектуры и дизайна — завершенность замысла. Вот архитектурный рисунок, фасад, макет, а рядом — фотография построенного здания. И что удивительно, строили-то вот ровно так, как нарисовано! А то сколько приходилось видеть на разных выставках прекрасных проектов, которые радикальным образом менялись в процессе реализации.

А у финнов что ни проект — построен, что ни предмет — в серийном производстве! Даже совершенно безумный, утопический, не имеющий на первый взгляд никаких шансов выйти в жизнь из архитектурной мастерской Матти Сууронена дом «Футуро» и тот был запущен в производство и сохранился до наших дней в нескольких экземплярах.

Благословенная архитектурно-дизайнерская страна совсем рядом! В этой стране студенты с первых курсов начинают работать на результат, который интересен их будущим работодателям. Компании-производители поддерживают профильное образование и запускают проекты студентов в производство. Там дизайнер — это уважаемая и престижная профессия. А запущенные в серийное производство успешные проекты могут позволить автору всю оставшуюся жизнь не думать о зарабатывании денег, а просто получать удовольствие от жизни и профессии. Таким, наверное, рисуется дизайнерский рай в мифах и легендах дизайнеров других стран, где уровень развития индустрии дизайна Финляндии может пока только сниться в самых смелых утопических бумажных снах.

Еще раз хочу огромное спасибо сказать Государственному Эрмитажу в лице Ксении Малич, куратора выставки «Золотое поколение», реализовавшей такой масштабный выставочный проект, и Институту Финляндии в лице Елены Вешняковой, чьими усилиями была проведена параллельная программа, — тех кто принимал деятельное участие в подготовке проекта. Ксюша, Лена, вы очень круты!

    Проектор № 2(29) 2015

    Под новый год приехал из типографии свежий «Проектор», посвященный от корки до корки финскому дизайну. Редакция не смогла остаться равнодушной к такому масштабному новостному поводу, как выставка «Золотое поколение. Модернизм в финской архитектуре и дизайне», проходящей в Эрмитаже зимой 2015—2016 года. На обложке подружились два культовых объекта. Это Futuro House Матти Сууронена и ваза Алвара Аалто — наверное, два самых узнаваемых силуэта в истории финского дизайна. И несмотря на то что вазу Аалто придумал в середине тридцатых годов, а Сууронен изобрел «Футуро» в конце шестидесятых, оба объекта остаются и сейчас бодрыми и устремленными в будущее, как, собственно, и многие-многие другие предметы, спроектированные финскими дизайнерами.

    Раздел «Персонификация» посвящен четырем главным именам финского предметного дизайна середины – второй половины ХХ века. Это: Алвар Аалто, Илмари Тапиоваара, Юрьё Куккаппуро и Ээро Аарнио. К сожалению, ни с Аалто, ни с Тапиоваара уже не пообщаться, зато Куккапуро и Аарнио — замечательные гостеприимные хозяева, дома которых открыты для друзей! У обоих я побывал в гостях и взял интервью.

    Алвар Аалто в финской национальной истории фигура героическая в таком вполне древнегреческом смысле. Еще не бог, но уже и не простой смертный. Скорее герой эпоса, государствообразующий исторический персонаж, формирующий национальную идентичность не хуже Калевалы. Алвар Аалто — фигура, отвечающая в финской истории за созидательное начало, самый известный национальный архитектор и дизайнер. Публикация о нем, понятное дело, открывает номер.

    01_projector_N29_aalto

    «Вторая мировая война стала границей, разделившей радикальных модернистов, стремившихся создать функциональную «машину для жилья», и дизайнеров послевоенного периода, вооруженных новейшими технологиями, выводящими индустриальный дизайн на новый уровень. Новое поколение рассматривало дизайн с потребительской точки зрения и стремилось решить весь спектр вопросов создания рыночного продукта. Важнейшей фигурой этого времени в Финляндии стал Илмари Тапиоваара», — пишет Павел Ульянов.

    02_projector_N29_tapiovaara

    Патриарх финского дизайна Юрьё Куккапуро, чей путь в профессии начинался еще в середине пятидесятых годов ХХ века, принял нас в своем доме, больше похожем на летающую тарелку, чем на коттедж престижного хельсинкского пригорода. Этот дом он построил по своему проекту еще в 1968 году. И вот уже больше сорока лет живет и работает в нем вместе со своей женой. Сейчас единое пространство под хитро изогнутой крышей наполнено его объектами, как вышедшими в серии, так и оставшимися в единственном числе прототипами. Настоящий дом-музей. Читайте интервью Юрьё Куккапуро!

    03_projector_N29_kukkapuro

    Все наверняка помнят сцену из фильма «Люди в черном», когда герой Уилла Смита во время испытаний в агентстве M.I.B. с диким скрежетом придвигает к себе столик и усаживается в футуристического вида кресло яйцевидной формы. Фильм вышел на экраны в конце девяностых. А вот кресло это было спроектировано Ээро Аарнио еще в 1963 году. И вот уже более полувека остается неизменным символом будущего. Кстати, событием года для Музея дизайна в Хельсинки станет выставка работ Ээро Аарнио, которая откроется в апреле 2016 года. Ээро говорит про это кресло: «После того успеха у меня уже никогда не было проблем с заказами!»

    04_projector_N29_aarnio

    За графический дизайн в этом номере отвечают два главных плакатиста Финляндии — Пекка Лоири и Кари Пииппо. Оба мастера ответили на наши вопросы. «Когда у меня была выставка в Боготе, кто-то спросил: «Почему у вас так много желтого в работах?» А я никогда об этом не задумывался. Но ответ вышел сам собой —мы живем на севере, а желтый — это свет, это солнце, которого нам не хватает. Я вообще очень люблю желтый. Он у меня во многих работах, и без всякой причины», — говорит Пекка Лоири. А еще Пекка рассказал о взаимоотношениях с заказчиками, управлении студией и о том, какой у него есть собственный остров в Восточной Финляндии.

    05_projector_N29_loiri

    Кари Пииппо говорит: «Плакат — это средство просвещения и предостережения широкой аудитории, однако он не предназначен для разрешения поднимаемых им вопросов. Он лишь реагирует на происходящее, откликаясь на события в сжатой и в то же время яркой и выразительной форме. Наиболее эффективные экоплакаты — это те, которые побуждают людей к действию. Они представляют собой иллюстрации к переменам, совершающимся в обществе на данный момент, и вместе с тем отражают его грядущие чаяния и надежды. При помощи емких, наглядных образов плакаты формируют нашу сегодняшнюю действительность, являясь отображением нашего времени».

    06_projector_N29_piippo

    Продолжаем разговор о предметном дизайне рассказом Павла Ульянова об одном из предметов его обширной коллекции — о финке Puukko, спроектированной Тапио Вирккала: «Пуукко — это не оружие, не «душа самурая», а практичный и удобный инструмент, помогавший северному народу выживать в условиях суровой природы. С детства финские мальчуганы учились обращаться с ножом, разделывая рыбу, потроша дичь или обрабатывая древесину. Для этих целей подходил небольшой нож с коротким клинком и удлиненной рукоятью, позволяющей удерживать нож различными способами».

    07_projector_N29_wirkkala

    Дальше еще две вещи из коллекции Павла Ульянова — фанерные кресла, которые сейчас выставлены в галерее Concorde. «В 2013 году, прогуливаясь среди антикваров, суетящихся с расстановкой своих экспонатов на Хельсинкском антикварном салоне, мне удалось заметить пару фанерных кресел, заваленных коврами и светильниками. Их необычность и собственное любопытство не оставили мне выбора, и я оказался владельцем артефактов. Попробуем установить их происхождение…» — пишет Павел.

    08_projector_N29_chairs

    Мои друзья и партнеры журнала «Проектор» — коллеги из компании «Артлайт» подготовили собственный обзор избранных произведений финских дизайнеров. Читайте о дизайнерских светильниках родом из Финляндии в статье «Финсвет» Константина Цепелева.

    09_projector_N29_light

    Проект «Среда» открывается текстом куратора выставки «Золотое поколение» Ксении Малич, в котором она разбирает основные черты Финского модернизма: «Существует финская пословица: «Размышляй хоть неделю, но скажи ясно». Для Финляндии ясность, чистота и строгость раннего европейского модернизма оказались не просто частью революционного манифеста, как это случилось во многих странах, но насущной необходимостью, данью собственной строительной традиции. Особенно заметно это обстоятельство на примере развития финской архитектуры 1920-х годов, еще до того, как сложился язык “белого функционализма”».

    10_projector_N29_modernism

    А еще в этом номере осуществились мои давние желания встречи и интервью с архитекторами из бюро K2S Architects — самым, на мой взгляд, остроумным архитектурным бюро Финляндии. Уже давно, гуляя по Хельсинки, я хотел пообщаться с авторами «Часовни тишины» в Камппи. И наконец это удалось. Мы встретились на территории их замечательного нового объекта — плавучего офиса компании Arctia — самого крупного плавучего здания в Финляндии.

    11_projector_N29_k2s

    Естественно, поместив Futuro House на обложку журнала, было бы странно не написать о нем. «Все началось в 1965 году, когда Матти Сууронен получил заказ на разработку проекта Ski cabin — базы для отдыха горнолыжников. К 1968 году появился опытный экземпляр, за основу которого была выбрана эллипсоидная капсула (восемь метров в диаметре и четыре метра в высоту), выполненная из шестнадцати фибергласовых панелей. Каждая панель имела пятисантиметровый теплоизоляционный слой из вспененного полистирола. В конструкции было предусмотрено шестнадцать эллиптических окон-иллюминаторов. Подобная форма была выбрана не случайно — эллипсоид обладает огромной прочностью, способной нести значительную снеговую нагрузку. Обтекаемая форма может эффективно противостоять сильным порывам ветра в горах. Космическая лихорадка шестидесятых годов определила и внешнее сходство с космическим аппаратом прочих элементов дома — вход внутрь осуществлялся по трапу наподобие авиационного. Полимерная капсула устанавливалась на четырех-опорную базу из стальных труб, как летающая тарелка из фантастических фильмов» — рассказывает Павел Ульянов.

    12_projector_N29_futuro

    В продолжение архитектурно-дизайнерской темы, мы впервые показываем широкой аудитории проект создания на территории Республики Карелия «Экодизайн-центра». «Основной целью Экодизайн-центра стала работа, направленная на осуществление образовательных и выставочных проектов в регионе, расширение международного сотрудничества Республики Карелии со странами Северной и Западной Европы, реализация экологических проектов, активизация сотрудничества с производственными предприятиями региона и многое другое. Штаб-квартирой Экодизайн-центра станет поселок, спроектированный на участке берега ладожской шхеры неподалеку от деревни Куркиёки. Он станет одновременно и творческой резиденцией для дизайнеров, и местом проведения международных проектных мастер-классов», — рассказывают отцы-основатели Центра Анатолий Сноп и Боремир Бахарев. Публикация не случайно появилась в финском номере журнала. Большую роль в международной деятельности Центра будут играть связи региона с Финляндией.

    13_projector_N29_ecodesign

    Проект «Фото» показывает работы одного из классиков финской фотографии — Исмо Хольтто. О нем пишет Павел Ульянов: «Исмо Хольтто всегда был исключительно творческим фотографом, существовал на гранты, публиковал фотоальбомы собственных работ — к настоящему моменту их издано уже пять. В апреле 2015 года в Художественном музее Хельсинки Ateneum открылась персональная ретроспективная выставка, отражающая творчество Исмо Хольтто с 1962 по 1971 год, — это свидетельство наивысшего признания на родине. Активный период фотосъемок Исмо закончил в 1980-х годах, и в последнее время он работает в основном с архивом. Исмо Хольтто уже не поспевает за динамикой XXI века и комфортнее чувствует себя в собственной студии в окружении винтажного хлама, хотя бы внешне тормозящего бег времени. Сегодня взгляд самого Исмо стал похож на взгляд персонажей с его же собственных снимков, смотрящих из вечности в день сегодняшний».

    14_projector_N29_holtto_1
    14_projector_N29_holtto_2

    Самым важным на наш взгляд студенческим проектом, попавшим в объектив «Проектора» стала «Материнская коробка», разработанная финским правительственым агентством социального страхования KELA и студентами Университета Аалто под руководством Марьятты Итконен. Одна из важных программ агентства KELA, действующих с 1937 года, — это «Материнская коробка». Все, кто готовится стать родителями в Финляндии, получают от государства такой трогательный подарок — набор, в котором содержится все необходимое для первых месяцев жизни малыша, включая одежду, средства по уходу за новорожденным и многое другое. На протяжении многих лет эта программа поддержки молодых родителей не имела аналогов в мире. Задача разработки нового дизайна «Материнской коробки» была поставлена перед студентами факультета Искусства и дизайна.

    15_projector_N29_motherbox

    И завершает номер интервью, которое художница Марьятта Тапиола дала Ольге Рябухиной. «Марьятта Тапиола — художница номер один в Финляндии. Два года назад парламент приобрел портрет президента страны, написанный Марьяттой. Она изобразила главу государства читающим книгу по истории русской литературы. Сама художница испытывает к России неподдельный интерес: учит русский, читает Ахматову, слушает цыганские романсы и Стравинского, в зрелом возрасте приняла православие. Впервые Марьятта заявила о себе в 1970-х годах огромными и непривычно импульсивными для финской арт-сцены полотнами в духе концептуального экспрессионизма. Сегодня Марьятте за шестьдесят и она очень энергична. Ее жесты размашисты, а живопись все так же крупнокалиберна — с быками, минотаврами и черепами животных. Она живет в доме постройки XVII века, имеет в хозяйстве трех собак, пруд с карпами, две мастерские в ангарах, чудесно готовит и не прочь выпить», — рассказывает Ольга, побывавшая в гостях у художницы.

    16_projector_N29_tapiola_1
    16_projector_N29_tapiola_2

    Традиционно желаю всем приятного прочтения и разглядывания журнала! Номер в свободном доступе на Issue.com обязательно появится, но уже после того, как разойдется печатная версия.

    Проектор № 2(29) 2015

    Полностью журнал читайте в электронной версии.