Слово редактора

На выходных перед сдачей номера вывез семью в субтропики — в петербургский Ботанический сад. И вслед за Алваром Аалто готов повторить, что «лучшим комитетом по стандартизации является сама природа»: так нарисованы некоторые листики — диву даешься! Сделали в оранжерее несколько летних кадров для Инстаграма и вышли обратно на питерский мартовский мороз.

Заходя в оранжерею, испытываешь ощущения, сходные с началом зимней поездки из наших широт в какую-нибудь теплую страну. Вот ты еще в самолете, упихиваешь в сумку бессмысленную зимнюю куртку — и через минуту спускаешься по трапу — вокруг другой воздух — густой, пахучий, южный — диковинная перемена, к которой нельзя подготовиться.

И все же я не хочу жить в теплых краях. Мне нравятся зима, снег, мороз, реки, по которым можно ходить (из этой сезонной линейки только сосульки не нравятся после декабрьских событий). Но главное, что мне нравится, — движуха. И это относится не только к отчетливой смене времен года, которая случается без моего участия, но также и к вещам, на которые я могу влиять. Ясное дело, что и лето мне тоже нравится, равно как и оставшиеся промежуточные времена года, но прелесть каждого из них можно прочувствовать лишь в сравнении с другим.

Последнее время Инстаграм, Фейсбук и Фор-
сквейр позволяют быть более или менее в курсе событий, происходящих в жизни друзей, знакомых, а то и вовсе незнакомых людей. Все чаще обращаю внимание, что народ как-то повалил в теплые края. Притом не в отпуск, а  посерьезнее — если не навсегда, то на какое-то довольно продолжительное время. Связывать это с политикой, экономикой или какой-то всеобщей усталостью от рабочего процесса — не знаю. Помню, как для предыдущего номера делал публикацию о Стефане Загмайстере. Он рассказывал, что раз в семь лет делает перерывчик в работе и на год отваливает куда-то в дальние края. Стефан — опытный воин, и к его мнению стоит прислушиваться. Но для меня, наверное, звезды должны встать каким-то таким особым образом, чтобы к длинному перерыву позвала сама работа. А уезжать от своих затей, оставляя начатое на такой кусок времени, — как же это?! Тем более что каждый раз, как я начинаю немножко закисать в рамках запущенных и функционирующих проектов, жизнь подкидывает такие новые затеи, которые встряхивают голову не хуже какого-нибудь полугодового путешествия.

Я готов понять желание людей бросить все и свалить на остров с пальмами только как один из способов обеспечить себе разнообразие и перемены в жизни. Шифтинг вниз дает, на мой взгляд, примерно такой же эффект, как и шифтинг вверх, который пока что милее моему сердцу. Удивительно, как действия противоположной направленности приводят к одинаковому результату — прочищению мозгов, высвобождению энергии, приливу сил и желанию фигачить дальше! Пока что я наполняю жизнь новыми затеями и движухой, оставаясь в привычном климатическом поясе. Это, наверное, говорит о том, что еще не наступила усталость, или просто пока у меня слишком много свободного времени. А путешествия и перемена мест — это, конечно, здорово. Только не очень надолго. Каждый раз, отъезжая куда-то, я всем сердцем стремлюсь домой, к своему апшифтингу — как-то он там без меня?

    Проектор № 1(22) 2013

    На обложке двадцать второго номера журнала появился новый логотип — ART1. Visual daily. Это наш новый проект — онлайн-журнал www.art1.ru, по сравнению с запуском которого все остальные редакционные новости как-то отошли на второй план.

    Новый сайт, посвященный визуальному искусству, архитектуре, дизайну и другим смежным дисциплинам мы торжественно запустили 1 марта. Об этом событии рассказывает рубрика «Было/будет». А на следующем развороте я представляю моих коллег — настоящую команду мечты.

    01_dreamteam

    Историческая личность этого номера — Финн Юль (все же датчанин, вопреки собственному имени). О его жизни и работах рассказывает наш эксперт Павел Ульянов: «Финн Юль был удивительным самоучкой, равноудаленным как от сформировавшихся традиций датского мебельного производства, так и от новейшей школы дизайна, сформированной Кааре Клинтом и его последователями. Но если Клинт строго придерживался модернистских догм функциональности и технологичности, то Юль пошел путем интуитивного эстетического формообразования, открывая еще одну сторону датского дизайна».

    02_juhl_1
    03_juhl_2

    Проект №1 «Персонификация» продолжается большим интервью, которое дал «Проектору» замечательный дизайнер-график, плакатист Дмитрий Маконнен: «Я бы точно не перестал делать плакаты. Возможно, нашел бы больше времени для сна, о котором я мечтаю уже много лет. Мне хочется доделать предметную выставку и посмотреть, насколько это востребовано. И если окажется не востребовано, тогда забуду об искусстве. Очень многое еще хочется издать. Когда я был вокалистом в разных группах, я писал много песен и много экспериментировал. Мне даже кажется, что я стал неплохо разбираться в стихах. Я хотел бы издавать поэзию — как новых поэтов, так и старых мастеров».

    04_makonnen

    Проект №3 «Буквы» открывается интервью французского волшебника Томаса Бернарда. Он творит с буквами настоящие чудеса. «Я позволяю себе думать столько времени, сколько нужно, чтобы выдумать что-то экспериментальное. С другой стороны, мне нужно быть очень эффективным в прикладной проектной работе, чтобы не терять ни секунды драгоценного времени. Например, когда сохраняешь файл на компьютере, это может занять несколько минут! Эти минуты некоторые теряют за чтением блогов, сайтов, Фейсбука. Я предпочитаю посвятить эти несколько минут другому моему проекту. В конце недели в агентстве, если подсчитать эти минуты, они позволяют мне втиснуть почти две рабочие недели в одну, без ночных авралов».

    05_bernard

    И еще про буквы — новая работа Юрия Гордона — карта Москвы, в которой каждому уголку города соответствует определенная литературная цитата. Карта выпущена на английском языке (издатель — американский журнал Russia!). Как стало известно «Проектору», подбором литературных фрагментов занимался редактор-американец, но некоторые тексты (например, Бродского и Мандельштама) предложил Гордон. Так что в проекте он выступает не только дизайнером, но и соредактором литературной части.

    06_gordon

    В Проекте №4 «Предмет» продолжается сериал о «Светомузыке»: «Наш с «Артлайтом» проект по всем параметрам укладывается в мою любимую концепцию редизайна вещей с богатым жизненным опытом. Каждый из предметов, который попадает нам в руки — уникален и обладает собственным характером. Уже не пригодные для извлечения звуков старые музыкальные инструменты становятся дизайнерскими интерьерными объектами и обретают новую функцию при максимальном сохранении изначальной формы».

    07_lightmusic

    Дальше рассказ о финском столе Alku — предмет кажется вполне простодушным только на первый взгляд: «Cтол «Алку» также отличает харизма архитектурного сооружения, в котором технические конструктивные элементы становятся ключевыми факторами, формирующими эстетику предмета».

    08_alku

    Проект №5 «Среда» открыт исторической публикацией, посвященной выдающемуся инженеру и изобретателю Владимиру Шухову: «С именем Шухова связаны все крупные стройки первых пятилеток: Кузнецкстрой, Магнитка, Челябинский тракторный завод, первые магистральные трубопроводы. В 1927—1929 годах Шухов принимает участие в реализации плана ГОЭЛРО. Тогда же он преодолевает очередной высотный регламент — на этот раз для линий электропередач. По его проекту строятся три пары гиперболоидных опор через Оку в районе Дзержинска в Нижегородской области».

    09_shuhov

    Далее «Проектор» уделяет внимание такому значительному изменению в средовой навигации, как принятие на вооружение новой схемы московского метро. «Случилось чудо: государственная структура для серьезной дизайнерской разработки привлекла дизайнеров! Был устроен вменяемый конкурс, в финал вышли самые достойные работы. И уже народным голосованием среди трех финалистов был выбран победитель. И скоро схема, разработанная в Студии Артемия Лебедева, появится во всех вагонах и на станциях московского метро». Проектор обратился с вопросами ко всем авторам-финалистам конкурса — Студии Артемия Лебедева, Юлье Бирману и к Илье Рудерману. Что получилось — читайте.

    10_scheme

    Проект №7 «Фотографирование» представляет работы Вадима Стейна. Вадим рассказал о том, с чего все начиналось, и что происходит в его творчестве сейчас: «История началась довольно давно с того, что я, когда еще учился в реставрационном училище, пошел в кружок самодеятельности заниматься пантомимой. И эта группа потом переросла в профессиональный театр, в котором я семь лет проработал, — Театр пластической драмы. И там же я, кстати, научился ставить свет. То есть начал ставить свет именно в театре, а не в фотостудии. А сейчас моя жена — танцовщица. Мой последний подход к фотографии — это четыре года, из которых пару лет она была единственной моей моделью».

    11_stein_1
    12_stein_2

    А галерея «Стачка» под руководством Юрия Молодковца представляет очередную выставку. На сей раз про Венецию и Санкт-Петербург в работах Марины Снигиревской и Петра Лебедева.

    13_stachka

    В проекте №8 «Школа» я с радостью показываю замечательные работы студентов зимнего интенсива в Британке: «Каждый раз на итоговом просмотре работ я выбираю лучшую работу. На мой субъективный взгляд, с небольшим преимуществом перед коллегами победила Яна Попович. Она сама очень остроумно сымитировала проектный метод, используемый авторами бытового шрифта, взяв за основу два модуля — круглый из донышка бумажного стаканчика и прямоугольный — по ширине изоленты».

    14_grapharch_1
    15_grapharch_2

    Далее исследователь и бытописатель советской дизайнерской школы Сергей Хельмянов рассказывает о Конструкторском бюро Ростислава Евгеньевича Алексеева: «В 1950-х годах в Горьком создается специальное конструкторское бюро по судам на подводных крыльях. Революция в представлениях о том, что такое корабль как средство перемещения, вершилась, как это обычно и бывает, в месте «грозового фронта» между требованиями общества и брутальной, инерционной системой государства. СПК — транспорт, который не являлся судном в традиционном представлении. Это был уже во многом почти самолет. И поэтому во вновь созданное КБ приходят выпускники не только судостроительных, но и авиационных вузов».

    16_kb_alexeev

    Проект №9 «Книга», как обычно начинается с публикации нашего эксперта Михаила Карасика. Михаил продолжает сериал по истории книги двадцатых-тридцатых годов ХХ века. Читайте про «ежа-конструктивиста»: «В отличие от таких важных иллюстрированных журналов второй половины 1920—1930-х годов, как «Советское фото», «СССР на стройке», «На стройке МТС и совхозов», «Наши достижения», «30 дней», переживающих в наши дни второе рождение благодаря репринтам и постоянным упоминаниям в литературе, «Ежа» заново открывать не нужно. Подборка тонких тетрадок превратилась в своеобразную энциклопедию детской литературы и иллюстрации».

    17_ezh_1
    18_ezh_2

    Далее рассказ о замечательном издании, посвященном творчеству Павла Александровича Шиллинговского, выпущенном московским галеристом и просветителем Ильдаром Галеевым. Соавтор книги — Андрей Харшак разбирает книгу по косточкам, проводит исторические параллели с изданием 1926 года и рассказывает о самом Шиллинговском: «На сорок пятой странице казанского издания был помещен портрет Л.Д. Троцкого, за который еще в 1918 году автор был удостоен II премии на Всероссийском конкурсе. Но судьба Льва Давидовича отразилась и на его изображениях. Из пятисот экземпляров книги я держал в руках пять, в том числе первый и второй, и в каждом из них страница, на которой был воспроизведен портрет, была аккуратно вырезана».

    19_shillingovsky

    C этого номера оба спецпроекта — «Проискусство» и «Промода» будут выходить под шапкой ART1. Visual daily. По сути раздел, посвященный визуальному искусству станет подборкой лучших публикаций онлайн-версии — тех, которые я считаю необходимо сохранить для вечности в твердой бумаге.

    20_art1

    В этом номере таких публикации четыре. Александр Флоренский рассказывает о том, как он иллюстрировал книгу Бориса Гребенщикова «Иван и Данило»: «Собрались большой компанией на Малой Конюшенной у Бори, стали выпивать, читать и рисовать. Я нарисовал довольно много картинок, но потом устал, и процесс пошел по накатанным рельсам: все весело напились, часть картинок залили красным вином, Боря закончил чтение, а я (вот этот момент отчего-то помню очень отчетливо!) стал пытаться играть на Бориной новой двенадцатиструнной гитаре и петь частушку «Как на станции Ланской меня ёбнули доской».

    21_florensky

    Павел Герасименко рассказывает о работах Евгения Михнова-Войтенко: «В середине 1950-х годов он делает осознанный выбор в пользу абстрактного изобразительного языка. Интересно, как в условиях советской действительности Михнов и другие молодые художники узнавали про самое современное и передовое по тем временам искусство, чья популярность в Европе началась с показа картин Поллока на Венецианской биеннале 1950 года. Абсолютно самостоятельные работы появляются у Михнова еще перед тем, как зрители на американской выставке 1959 года в Сокольниках увидели абстрактные картины».

    22_mihnov

    Далее публикация Андрея Фоменко о выставке Виталия Пушницкого в Новом музее: «Один коллега Пушницкого в частном разговоре назвал его вещи «новой питерской духовкой» — определение это кажется тем более метким, что «духовка», как известно, выступает в тандеме с «нетленкой». А «нетленка» — это и есть главная тема Пушницкого. Надо отдать ему должное: Пушницкий вовсе не пытается убедить нас в том, что нашел прямой канал доступа к умному, доброму и вечному. Напротив, его работы проникнуты сомнением, неуверенностью и тревогой, которые передаются зрителю».

    23_pushnitsky

    И еще двойное интервью, которое дали художник Владимир Кустов и руководитель отдела Новейших течений Александр Боровский по поводу выставки «Приближение прошедшего», открывшейся в Мраморном дворце. Александр Боровский: «Художник, который всю жизнь был верен некрореализму, нес на себе его стигматы, подошел к теме, на которой в прежние годы люди просто делали себе карьеру. Я хорошо помню все эти выставки, связанные с Днем Победы, порой вещи там были очень конъюнктурные. Нет, были и прекрасные работы того же Моисеенко, Коржева, Мельникова, но в целом военная тема слишком скомпрометирована официозом. А у Кустова получилось хорошо». Владимир Кустов: «Для нынешних молодых людей война — это более общее понятие, куда входят войны, которых на самом деле нет — компьютерные, звездные. Я же принадлежу еще к тем людям, для которых слово «война» ассоциируется исключительно со Второй мировой. В данном проекте я попытался передать ощущения, которые я получил от поездок на Синявинские высоты, где погибли сотни тысяч бойцов. Для нашего поколения это место всегда ассоциировалось с чем-то вроде зоны».

    24_kustov_borovsky

    Спецпроект «Промода» на сей раз посвящен межсезонному событию. «Между осенней и весенней неделями моды AFWR не только готовится к грядущему большому событию, но и радует модников более камерными, но оттого не менее интересными затеями. Февраль не стал исключением — Петербург посетила известная журналистка и фэшн-критик Дайан Перне. Она привезла свой фестиваль короткометражных фильмов о моде ASVOFF (A Shaded View on Fashion Film)». Мы взяли у Дайан небольшое интервью.

    25_asvoff_1
    26_asvoff_2
    27_asvoff_3

    Проектор № 1(22) 2013

    Полностью журнал читайте в электронной версии.