Слово редактора

Мы недавно закончили ремонт в квартире, ну или вернее, почти закончили. Естественно, общаясь с моими друзьями дизайнерами и архитекторами, я понимал, что изначально названные прорабом сроки обязательно сдвинутся, а бюджет в ходе работ значительно увеличится. Умом-то я это понимал, но сам, будучи болезненно пунктуальным человеком, страдал от того, что сроки работ плыли катастрофически. В какой-то момент, когда мне в очередной раз позвонила Ника и сказала, что была в квартире, а там опять за последние два дня ничего не произошло, я решился на крайние меры. Я решил повысить голос на нашего прораба. Более того, я решил, что буду ругаться матом, и даже продумал заранее, какими именно словами. Несколько минут я собирался с духом: давай, будь мужчиной, ты, интеллигентская тряпка, подбадривал я себя. Но ругаться все равно не хотелось. С другой стороны, я понимал, что мое неизменно ровное общение и обращение к прорабу (моему ровеснику, или даже младше) исключительно на «вы» как-то незримо расхолаживает всю бригаду. Я решился и набрал номер. Я звонил из Стокгольма, и окружающая действительность — голубое небо, блики солнца на воде — так контрастировала со смыслом и формой моего разговора. Суть сводилась к тому, что к моменту моего возвращения из командировки либо должен быть сделан резкий рывок, либо сданы ключи от квартиры. В общем, конечно, это был чистый понт — никакой другой бригады у нас в запасе не было. В ответ прораб вяло пообещал, что рывок, конечно, будет сделан. Позже Ника рассказывала мне, что в очередной раз заехала на стройку и застала там плиточника в глубоких раздумьях — он как-то не мог понять, продолжать работу или нет. Выгоню я их или все же доведем работу до конца. Притом как один, так и другой вариант его устраивали в равной мере. Он говорил моей жене: «Да, все заказчики в конце концов начинают кричать. Да, всегда случаются задержки по срокам. Мы уже привыкли. Такая работа. Так чего, хозяйка, продолжать работу или собирать вещи?»

Меня, если честно, поразила такая реакция. Ладно, можно как-то смириться с потерей в деньгах на неоконченном объекте. Наверное, эти ребята нарасхват, и, собрав инструменты у меня, они так же неспешно двинутся на следующий объект.

В итоге я задумался о том, что мы — дизайнеры и архитекторы — работаем как-то совсем иначе. Я не могу себе представить кого-то из моих другей и коллег (да и себя, собственно, тоже)  с равнодушной ленцой интересующимися у заказчика, будет ли продолжен проект или можно уже бросить все на полпути и прекратить сотрудничество. Все, кого я знаю в профессии, даже если порой и поругивают заказчиков, все равно вгрызаются в каждый из проектов так, как будто он единственный, а других заказчиков более в мире не существует. И дело даже не в конкуренции, не в опасениях потерять проект или недозаработать денег. Дело в профессиональной гордости и невозможности делать работу равнодушно. Для нас это единственно возможный и единственно верный путь. Мы же профи! Мы же лучшие!

Вот было бы чудо, если бы с моих друзей дизайнеров брали пример строители и торговцы, чиновники и дорожные рабочие, полицейские и клерки — все бы чувствовали свою ответственность за дело, которому служат. Это был бы удивительный и прекрасный мир. Но пока с подобными размышлениями я становлюсь в один ряд с мечтателями-утопистами, остается делать мир лучше своим собственным трудом.

    Проектор № 4(21) 2012

    Завершаем полный событий 2012-й год, и, как обычно без промедления выпускаем в свет очередной номер «Проектора». Среди самых заметных изменений в теле журнала — появление нового проекта под номером 11 — он посвящен дизайну моды.

    Впервые в анонсе номера хочу уделить внимание нашим собственным новостям, которые в этот раз представляют собой анонс сразу нескольких вакансий в новом проекте. Для интересующихся вся информация об охоте за новыми светлыми головами у меня в ЖЖ: http://kharshak.livejournal.com/108930.html

    01_vacancies

    Историческая фигура первого раздела — наш соотечественник, прославившийся, однако, не у себя на родине, а в Штатах, где с 1934 по 1958 год был арт-директором одного из культовых модных журналов ХХ века — Harper’s Bazaar. Алексей Бродович во многом изменил подход к журнальному дизайну, превратив модный глянец в образец высокого дизайнерского искусства. Бродович фигура во многом трагическая — его судьба сложилась непросто. Но он очень близок мне лично — вот всего лишь несколько строк о его собственном издательском проекте: «В «Портфолио», Бродович делал публикации, посвященные художникам и дизайнерам, писал о национальных дизайнерских школах, создавал безумно красивые развороты. Работы французских поэтов перемежались с эксцентричными статьями об уличных граффити. Это был микс всевозможных тем об искусстве. К сожалению, вышло всего три номера издания. Некоммерческие идеалы и отсутствие рекламы быстро обанкротили издателей». Надо задуматься о будущем «Проектора» =))

    02_brodovich

    Далее я публикую большое интервью со Стефаном Загмайстером. Сейчас это одно из самых громких имен мирового графического дизайна. Может быть, самое громкое имя десятилетия двухтысячных. Каллиграф, типограф, мастер рукотворного леттеринга, лауреат всех возможных мировых профессиональных наград, свой первый «большой приз» он получил в Москве на «Золотой пчеле» в 1998 году. У Загмайстера небольшая студия в Нью-Йорке. Почему он не стремится к укрупнению бизнеса, зачем дизайнеру раз в семь лет уезжать на край света, что самое главное в проектном процессе, о деньгах, работе и отдыхе — читайте интервью со Стефаном.

    03_sagmeister
    04_sagmeister

    Первая половина журнала получилась довольно леттеринговой. Проект «Буквы» посвящен еще одному дизайнеру-экспериментатору. Одед Езер — настоящий волшебник. Что он творит с буквами, уму непостижимо. В его лаборатории они оживают, выпускают щупальца, расползаются по углам и ведут себя совершенно разнузданно. Выйдя в третье измерение из плоскости листа, где буквам изначально и положено существовать, трехмерные леттеринговые эксперименты Одеда Езера сформировали новый жанр (типо-)(3D-)графического дизайна. Но и об этом этапе своего творчества Одед уже говорит в прошедшем времени. Эксперимент никогда не заканчивается. Я поговорил с Одедом по скайпу. Интервью — вашему вниманию.

    05_ezer

    Сериал про «Светомузыку» — наш совместный проект с компанией «Артлайт» продолжается. Представляю новые объекты. Для нового торшера также была взята валторна (ее форма удивительна и прекрасна!), но я решил окрасить ее в черный цвет, сохранив в изначальном медном сиянии лишь внутреннюю поверхность раструба, куда устанавливается крупная лампа. Черный металл навевает оружейные вороненые ассоциации. Предмет получился с ярко выраженным мужским характером. А блестящий зев раструба не только эстетическое решение, но и кусок функции — свет лучше рассеивается, отражаясь в начищенной меди.

    06_lightmusic

    Еще одним дизайнерским объектом, который мы показываем в этом номере стал «Стоун» — система перегородок, вышедшая из мастерской Вертти Киви (кстати, крупнейшей дизайн-студии Финляндии). При взгляде на «Стоун» мне вспоминается прекрасный фильм Жака Тати «Время развлечений» (Jacques Tati / Play Time), снятый им еще в 1967 году. Этот фильм неслучайно считают одной из самых дизайнерских картин ХХ века. В нем в ироничной и тонкой французской манере рассматриваются взаимоотношения человека и архитектурно-предметной среды современного города. И снова интервью. Я был на презентации объекта в Хельсинки, и, естественно, не мог упустить возможность задать вопросы дизайнеру.

    07_stone

    А дальше еще интервью. Но уже коллективное. Осенью в Питер заезжали с гастролями все шесть соучредителей голландского архитектурного содружества Collective Amsterdam. Они показывали в нашем городе свой новый проект, который планируют возвести по заказу одной из местных девелоперских компаний. Голландский дизайн и архитектура преподносят мне все новые и новые сюжеты. В этот раз я говорил с Амстердамским Коллективом о тактике групповой работы, о завоевании заказчиков и методиках творческого процесса — обо всем на свете, кроме самого нового проекта. Ну, или самую малость о нем. Вот, как построят, поговорим подробнее.

    08_collective_amsterdam

    «Проектор» пристально следит за тем, как историческая фабричная архитектура Санкт-Петербурга обретает новую жизнь и наполняется новыми смыслами. В предыдущих номерах мы уже рассказывали и о Газгольдере, и о «Ткачах» (оба здания стоят неподалеку друг от друга на Обводном канале). Этот год был урожайным на качественную реставрацию фабричного краснокирпичного Петербурга. Одним из примечательных примеров может служить открывшееся в этом году здание Пуговичной фабрики братьев Бух. Там сейчас разместилась частная школа. А дизайн образовательного пространства — это тема, которая не на шутку занимает меня, как еще один инструмент учебного процесса.

    09_school

    Дизайн среды, связанной с образованием продолжает следующая публикация. Это рассказ о проекте «Тетрис», реализованном норвежским дизайнером-многостаночником Бьорном-Ковальски Хансеном. Бьорн-Ковальски приезжал с лекцией в Санкт-Петербург, и у меня была возможность задать ему несколько вопросов. М.Х.: Но в первую очередь ты позиционируешь себя как художника — не архитектора, не дизайнера и не музыканта.

    Б.-К.Х.: Да, это прагматичный выбор. Так проще и удобнее — у художников есть отличная отмазка: «А я так вижу!», и не надо ничего объяснять. Если же сказать, что я архитектор, то это звучит куда более серьезно, чем оно есть в моей жизни на самом деле. К художникам люди относятся проще. Правда, порой с некоторым высокомерием. Это единственное, что мне не нравится.

    10_tetris

    Далее мы публикуем продолжение сериала о постройках Сергея Чобана, реализованных в сотрудничестве с Управляющей компанией «Теорема». В этот раз бизнес-центр «Зима» и все прелести бизнес-парка «Полюстрово».

    11_winter

    За всю историю самого цельного и последовательного в журнале проекта № 7 «Фотографирование» цвет в репродукциях наших героев появлялся всего пару раз в двух десятках публикаций. Выбор черно-белой фотографии не был каким-то концептуальным выбором редакции. Так как-то само получалось. Тем радостнее в самое темное и промозглое время петербургского года публиковать яркие, сочные и солнечные работы Ирины Хорунжей.

    12_khorunzhaya
    13_khorunzhaya

    В проекте № 8 «Школа» Сергей Хельмянов продолжает рассказывать о знаменитых выпускниках Мухи. Для этой публикации он превратил интервью в прямую речь Валерия Сёмушкина — дизайнера «Нивы», культового автомобиля советского автопрома.

    «Термин «художник-конструктор» мы, и я в частности, понимали буквально. Поначалу мне говорили: не лезь сюда, не трогай это, нарисуй красиво. Тогда я заявил: «Ты кто? Конструктор? А я — художник-конструктор! Поэтому нужно делать так, как я считаю! Моя работа — существо изделия, а не только стиль и внешняя форма. А твое дело — конструировать, чтобы это работало механически».

    14_semushkin

    В проекте № 9 «Книги» традиционную историческую рубрику продолжает Михаил Карасик. В этот раз он рассказывает о типографических опытах Игоря Терентьева конца десятых — начала двадцатых годов ХХ века. «За Терентьевым закрепилась репутация самого отъявленного футуриста, «левейшего из левых», а ведь его товарищами были отнюдь не робкие Алексей Крученых и Илья Зданевич. Когда в первые годы революции Маяковский, будучи лидером петроградских «комфутов» (коммунисты-футуристы), перелицовывал футуризм на новый, коммунистический лад, вдалеке от столиц, в Тифлисе, его младшие «левобережные» товарищи по цеху организовали поэтическую группу «41°».

    15_kheruvims

    А дальше основное тело журнала заканчивается и начинаются спецпроекты. Например, проект № 10 «Проискусство» в этот раз посвящен одному только Киберфесту, закончившемуся буквально за день-другой до сдачи номера в типографию. Самая зрелищная часть фестиваля — выставка инсталляций и перформансы — разместились на пятом этаже Креативного пространства «Ткачи». На вопросы журнала отвечают матери-основательницы фестиваля — художницы и активные движительницы культурного процесса Марина Колдобская и Анна Франц.

    16_cyberfest
    17_cyberfest

    И, наконец, завершает этот выпуск «Проектора» новый раздел, с рассказа о котором я начал этот обзор — проект № 11 «Промода». Пилотный выпуск посвящен прошедшей Международной неделе моды Aurora Fashion Week.

    18_AFW
    19_AFW

    Далее эксклюзивное интервью, которое дала «Проектору» великолепная Валери Стил — историк моды, доктор наук (Йельский университет), директор и главный куратор Музея в нью-йоркском Институте технологии моды. В 1997 году она основала международный журнал Fashion Theory: The Journal of Dress, Body & Culture и до сих пор является его главным редактором. Валери Стил — автор 17 книг, под ее редакцией вышла трехтомная «Энциклопедия одежды и моды». В газете The Washington Post ее охарактеризовали как «самую умную женщину в мире моды, а журналисты The New York Times окрестили ее «историком на высоких каблуках». Она вошла в список «50 самых влиятельных людей в мире моды» газеты The New York Daily News, а в журнале Forbes ей была посвящена статья с выразительным заголовком «Профессор моды». Читайте!

    20_valerie_steele

    И в завершение модного раздела Skif fashion — сумасшедший и отвязный показ художников-модельеров круга Сергея Курёхина и группы Поп-Механика. Андрей Бартенев, Светлана Петрова и Сергей Чернов не на шутку взбодрили светскую публику на показах «Авроры».

    21_skif_fashion

    Проектор № 4(21) 2012

    Полностью журнал читайте в электронной версии.