Проектор №2(23)

Предисловие редактора

Хорошо жить в северной стране. Отчетливая смена времен года — это лишь одно из многих наших преимуществ. Я думаю, что многие из нас, оказываясь в Южной Европе, не раз ломали голову: как удается испанцам или, скажем, грекам с их многовековой традицией сиесты еще что-то производить, оказывать услуги, заниматься бизнесом? Отличный рабочий день — до полудня поработал, потом обед, вино и спать. И только очень уж отчаянные трудоголики добредают потом до работы еще на пару часиков. Для того чтобы понять такой ритм жизни, наверное, надо прожить в этих благословенных странах не один год. Остается только предполагать, что солнечный свет помогает людям и повышает КПД до небес. Но мне кажется, что в этом есть какое-то лукавство. Хоть и говорят, что в России производительность труда в разы ниже, чем в западных странах, но это, наверное, «средняя температура по больнице». Все, что происходит в жизни моих друзей, — это сплошная круговерть новых проектов. Тут не до сиесты. Привычка вкалывать, сопровождаемая зачастую неумением отдыхать, — это то качество, которое я вижу в моем мире. Наверное, это круто. По крайней мере, мы сами себя в этом убеждаем. Но, научившись работать так, что искры летят, может, пора учиться и расслабляться, как какие-нибудь греки или каталаны?

Главный редактор

Митя Харшак

Год выпуска

2013
Обложка получилась в этот раз доской объявлений о волнующих меня проектах — собственно о журнале, об ART1.ru и лекционном проекте Poster Stars. Логотип Poster Stars попросил себе визуальной поддержки, и я немножко оживил лого журнала. Надеюсь, преданные читатели все же нас узнают. Да, и для самых внимательных — герой номера Петр Банков. Его имя на обложке встречается дважды — в анонсах публикаций и в программе встреч в Новой Голландии.

В рамках Санкт-Петербургской недели дизайна к нам приехал, к нам приехал, к нам приехал Карим Рашид дорогой! Гости такого калибра большая редкость в наших широтах.

Обычно я веду проект на 95%. Я проектирую, делаю чертежи, выбираю материал, работаю с производством.

Карим Рашид

Главной исторической личностью номера стал легендарный американский дизайнер Раймонд Лоуи.

Энди Уорхол сожалел, что не он придумал джинсы. Он стремился к тому, чтобы на планете не осталось человека, не пользующегося его произведением. Эту мечту в мировом масштабе почти удалось воплотить дизайнеру Раймонду Лоуи. За свою жизнь он реализовал немыслимое число проектов для более чем двухсот компаний, от ставших знаковыми пачки сигарет Lucky Strike и бутылки Coka-Cola до поездов, самолетов, автомобилей и орбитальных модулей.

Павел Ульянов

С Петром Банковым мы встретились, прилетев выступить на конференции TypoBerlin. Даже не знаю, что было для меня большей честью — выступать в Берлине перед двумя тысячами слушателей или стоять на одной сцене с Петром Банковым. Петр всегда был для меня кумиром, еще с 1997 года, когда вышел в свет первый номер журнала [kAk). Тогда, в 1997 году, он казался мне недостижимым небожителем, а сейчас мы дружим. Но в моем отношении к нему ничего не изменилось. Как был для меня образцом жизни в профессии, так им и остался. Когда после его выступления и показа плакатов из зала прозвучал ожидаемый вопрос: «Как? Как это возможно — Проворачивать такой немыслимый объем работы?» — Петр ответил одной короткой фразой: «Пить бросил». И теперь передо мной встал нешуточный вопрос. Может, тоже? Читайте большущее интервью с Петром Банковым.

Еще одно большое интервью, ради которого пришлось слетать в Грецию и провести два дня на яхте дизайнера Акселя Пеемёллера. Аксель родился и вырос в Германии, но не считает себя немецким дизайнером. Его культурная и профессиональная идентичность, как и география заказов, гораздо шире. Но говоря о работах Акселя, нельзя не рассказть о том, что вот уже четыре года он со своей подругой живет на сорокафутовой парусной яхте La Negra, путешествуя по Средиземноморью. Заходит он и в более северные широты, швартуясь по мере необходимости то в Роттердаме, то в Гамбурге. Аксель реализовал свою мечту о вольной морской жизни не в ущерб профессии. Я попытался выяснить, как это ему удалось.

Продолжение сериала «Светомузыка» на этот раз в белой коллекции светильников. Работа с found-objects считается в первую очередь прерогативой искусства, а не дизайна. Но за последние годы границы между двумя смежными жанрами порой вовсе стираются. То художники затевают серийные объекты и выходят на конвейер, то в арт-галереях и художественных музеях появляются экспозиции дизайна. Наша с «Артлайтом» коллекция «Светомузыка» расширяется с территории дизайна в область искусства, обладая всеми свойствами как одного, так и другого.

В сотрудничестве с финской компанией Martela «Проектор» исследует новую парадигму рабочего пространства.

Рабочее пространство, собственно, самообразуется там, где есть доступ в Сеть. Еще одним важным социологическим фактором влияния на изменение традиционной офисной среды стал выход в активную рабочую деятельность так называемого поколения Y — людей, родившихся в восьмидесятые и девяностые.

Павел Ульянов делится своим новым аукционным приобретением:

Soft chair — гигантский матрас, привинченный к круглой табуретке, претендующий на пространство, как вакуумная бомба, — чем больше пространство, тем выше стремление его освоить. Концепт Soft chair — это кресло для лобби. Заполнить бездушные просторы современной архитектуры — эту необходимость почувствовал дизайнер Кай Корхонен.

Павел Ульянов

В Нью-Йорке в самом центре Манхэттена на 16-й улице в институте YIVO в апреле открылась персональная выставка «Плавающие миры и города будущего. Гений Лазаря Хидекеля. Супрематизм и русский авангард». Елена Добрякова взяла интервью у Регины Хидекель, в котором та рассказала о своем знаменитом родственнике. Репродукции работ Лазаря Хидекеля, иллюстрирующие интервью, мы получили от семьи архитектора, и они публикуются впервые.

Лазарь Хидекель, как и Малевич в искусстве, достиг уровня абстракции, выходящей за рамки конкретного исторического периода, обновляя на своем пути формы архитектурного авангарда, который всегда смотрит в будущее и даже сегодня, спустя восемьдесят лет, остается революционным.

Елена Добрякова

Для архитектурного фестиваля «Город», темой которого стал «Микродом», творческая мастерская «Лесосплав», о чьих экспериментах с архитектурой из сена «Проектор» рассказывал в № 3(20) 2012, спроектировала и построила ракету прямо перед зданием ЦДХ в Москве.

Берлинский частный музей Design Panoptikum — одно из самых странных и прекрасных мест, которые мне довелось посетить. В десятке небольших комнат собрана уникальная коллекция приспособлений, деталей и механизмов. Все вещи исключительно функциональны, но сейчас больше напоминают собрание диковинных кунштюков, изначальное предназначение которых угадать порой непросто. Пещера сокровищ принадлежит фотографу Владу — увлеченному и прекрасносумасшедшему собирателю удивительных предметов дизайна ХХ века. Влад провел для нас увлекательную экскурсию по своим владениям и показал разные чудеса.

Проект «Предмет»

В проекте «Предмет» продолжается серия публикаций о долгоиграющем проекте «Светомузыка», который я делаю вместе с моими друзьями из компании «Артлайт». Прикосновение — ключевой опыт взаимодействия человека с окружающей предметной средой. Почему в дорогих автомобилях все сплошь кожа и дерево? Почему увесистая вещь субъективно воспринимается дороже, чем легкая? Ответы на эти вопросы отнюдь не запредельной сложности. Тактильные ощущения несут нам куда больше информации, чем принято думать. И именно поэтому производители всего того, к чему прикасается рука человека, такое большое внимание уделяют фактуре и материальности своих объектов. В проекте «Светомузыка» мы также этим не пренебрегаем.

Проект «Фото»

Александр Флоренский открыл для «Проектора» замечательного фотографа Измаила Галина и взял у него интервью:

Показывал как-то работы одному местному коллеге, тот говорит: «Для тебя важна не сенсация, а ситуация». Наверное, так и есть. Не обязательно должно что-то происходить, может совсем ничего не происходить. В общем, это такой художественный, почти пластический подход. Почти как рисовать картину. Можно и не ходить далеко, а снимать внутри дома, рядом с домом. Только от света зависишь, ну как Моне на пленэре.

Измаил Галин

А Юрий Молодковец представляет выставку A Parte в галерее «Стачка»:

A Parte — второй совместный проект петербургских фотографов Марии Павловой и Михаила Павловского. Выставка «Мне не нужен этот город без тебя» была исследованием Пространства Города как единственно возможной среды обитания для человека, хрупкого человека в сложном и любимом Городе. Новоя история — процесс раскрытия Пространства Человека.

Юрий Молодковец

Сергей Хельмянов продолжает писать историю знаменитых выпускников нашей Школы. В отрасли судостроения в СССР было всего три главных архитектора: Сергей Анатольевич Иванов — главный архитектор по рыбопромысловым судам; Анатолий Антонович Павлов — главный архитектор по транспортным судам; Игорь Евгеньевич Серебренников — главный архитектор по научно-исследовательским судам. (Все трое — выпускники ЛВХПУ им. В.И. Мухиной). В этом номере рассказ Игоря Серебренникова о жизни в профессии и проектировании научных судов: «Я вернулся в цех, мужики собрались. Все были фронтовики. Говорят: «Надо тебя “покрестить”». Налили мне спирт в чашку, разбавили водой, себе тоже все налили. Поставили меня в середине цеха. Выпили, а потом говорят: «Иди в заводоуправление, к главному механику, доложи ему, что вся работа сделана». Я прихожу к нему, на стол облокотился и говорю: «Задание ваше выполнено».

И далее также публикация Сергея Хельмянова о его работе со студентами по разработке проектов малых архитектурных форм.

Городская среда — понятие более синтетическое и сложное, чем просто архитектурное решение, генеральный план. Многие элементы городской среды мы можем описать в техническом задании, о многих никто не задумывается, большинство не замечают. Однако все чувствуют, что здесь хорошо, а там плохо, в этом городе уютно, а в том все время чувствуешь себя одиноким, сюда хочется вернуться, а оттуда убежать. Студенты-промдизайнеры IV—V курсов СПбГХПА им. А.Л. Штиглица попытались немного разобраться в этих тонких материях.

Сергей Хельмянов

Традиционная публикация Михаила Карасика по истории книжного дизайна двадцатых-тридцатых посвящена двум книгам Александра Родченко «Паровоз на хозрасчете» и «За образцовое общественное питание»:

Переход от конструктивистских плакатов, обложек, поэтических книжек с немногочисленными фотомонтажными иллюстрациями к сложно разработанной книжной конструкции фотокниги на первый взгляд оказался неожиданным и резким. В альбомах и сборниках, посвященных творчеству Родченко, непросто найти ответ на вопрос, как произошел этот переход и чем занимался в начале десятилетия художник в книге.

Михаил Карасик

ПРОискусство №6

Журнал в журнале «Проискусство» выходит в сотрудничестве с порталом ART1.ru. За прошедшие три месяца на ART1.ru появилось более пятисот серьезных статей. Выбрать среди них лучшие — это задача, решение которой оказалось мне не под силу. Поэтому для публикации в журнале я отобрал четыре интервью, каждое из которых было чрезвычайно важной вехой для нашего проекта.
Современное искусство очень редко нравится современникам

Музей должен отбирать, что является искусством, а что — политическим жестом. Можно кучу экскрементов объявить произведением и продать за большие деньги — это тоже искусство. Но мы таким искусством не владеем. Музей должен быть одновременно и катализатором развития современного искусства, и отбирать лучшее. <…> Вопросы искусства и культуры не решаются на митингах и площадях, не решаются казачьими нагайками или индивидуальным террором. Художник имеет право на жест с политическим и социальным подтекстом, но он должен задумываться, ради чего он работает. Но, повторю, культура должна противостоять агрессии. Тот же Гельман сказал: раньше люди приходили и говорили о «Черном квадрате» — «Чего особенного, я тоже так могу!», а теперь они реагируют так: «Ух ты, я тоже так могу! А я часом не художник?»

Директор Государственного Русского музея
Владимир Гусев
Немереные амбиции — тяжелое наследство

Архитектура отражает общественные настроения. Не может возникнуть архитектура там, где она не востребована, где нет ее понимания. У современной архитектуры в Петербурге нет адептов, готовых аргументированно, убедительно ее поддерживать. Нет сильных влиятельных людей, готовых заниматься ее продвижением. Никто не связывает надежд с архитектурой, преобразующей городской ландшафт. Этот вопрос вообще не стоит на повестке дня. А когда нет поддержки и понимания, ничего сколько-нибудь значимого в ближайшем будущем построено быть не может.

Ректор Института живописи скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина
Семен Михайловский
Я не профессиональный коллекционер

Началось все с пьянства и строилось на фундаменте приятельских отношений. В конце шестидесятых — начале семидесятых годов подпольные музыканты и художники варились в одном котле. У меня было много друзей среди тогдашних юных художников: «Мухоморы», «Коллективные действия», всякие молодые хулиганы-концептуалисты — Свен Гундлах, Никита Алексеев, Костя Звездочетов и другие. Мы дружили, проводили вместе время. Я был человеком менее пьющим, чем многие, а поскольку иногда у меня водились какие-то деньги, я помогал товарищам художникам материально. Еще я был главным снабженцем по части новой музыки и иногда приносил им новые пластинки. И в качестве товарообмена мне перепадали их работы. Я никогда не придавал этому значения: многие из них вообще пропали.

Музыкальный критик и культуртреггер
Артемий Троицкий
London calling. О пропаганде современного искусства

Галерейное пространство небольшое. Кстати, для Лондона это не проблема: когда в Россию приезжаешь, все спрашивать начинают: «А сколько у тебя метров?» — «Пятьсот» — «У-у, мало». Самое главное здесь не метры, а твоя репутация. Хорошая репутация позволяет расширять перспективы и работать с более крупными организациями в партнерстве. У нас, например, есть опыт работы и совместных проектов с Tate Modern, South London Gallery — одним из важнейших мест, связанных с современным искусством в Лондоне.

Основатель и директор лондонского фонда Calvert 22
Нонна Матеркова

ПРОмода №3

В партнерстве с Aurora Fashion Week мы сделали очередную рубрику «Промода». Всегда интересно узнавать историю становления успешных проектов из первых уст. Читайте большое интервью с генеральным продюсером AFW Артемом Балаевым:

В Петербурге, как мне кажется, подобного проекта не было. Существовавшие до этого регулярные проекты — «Дефиле на Неве», «Адмиралтейская игла» и Elle Fashion Days — решали другие задачи. И дизайнеры, которые были интересны нам, уже практически не участвовали в этих проектах, либо вообще не участвовали по концептуальным соображениям. Нам удалось предложить нишевый интересный продукт. И поэтому сейчас мы собрали у нас двадцать ведущих петербургских дизайнеров.

Артем Балаев

И замыкает «Промоду» обзорная статья Влады Липской о прошедших весной показах Авроры.

Костюм немыслим без человека (в отличие от продуктов других видов дизайна). Висящий на вешалке, он тотчас утрачивает свою образную целостность и превращается в одежду. Более того, будучи «неправильно» (не на того человека) надетым, он тоже становится одеждой (образная система нарушена). Еще более того — изменяется внутреннее состояние человека, выражение лица и… костюм сразу превращается в одежду.

Влада Липская