Юрьё Куккапуро:
«Мы всегда все делали сами»

Патриарх финского дизайна Юрьё Куккапуро, чей путь в профессии начинался еще в середине пятидесятых годов ХХ века, принял нас в своем доме, больше похожем на летающую тарелку, чем на коттедж престижного хельсинкского пригорода. Этот дом он построил по своему проекту еще в 1968 году. И вот уже больше сорока лет живет и работает в нем вместе со своей женой. Сейчас единое пространство под хитро изогнутой крышей наполнено его объектами, как вышедшими в серии, так и оставшимися в единственном числе прототипами. Настоящий дом-музей.

Интервью: Митя Харшак. Опубликовано в журнале «Проектор» № 1(18) 2012

kukkapuro_1

Дом Юрьё Куккапуро. Построен в 1968 году. Фото: Митя Харшак, 2012

Юрьё Куккапуро родился 6 апреля 1933 года в Выборге, в семье, где мать занималась покроем мужского костюма, а отец был маляром и фотографом-любителем. От матери Юрьё перенял любовь к рукоделию, а от отца — к искусствам: с детства любил вырезать ножом деревянные фигурки. В конце концов начал делать всякие штуки — от кожаных кошельков до велосипедов и скрипок. Через такое рукоделие пришел к рисунку и живописи.

Во время войны семья перебралась в Иматру, где позже школьный учитель посоветовал Юрьё поступить в художественную школу. Обучение продолжалось с 1951 по 1952 год, пока приехавший из Хельсинки преподаватель не заметил способностей молодого Юрьё и не порекомендовал ему продолжить обучение в Хельсинкском институте ремесел и дизайна. Куккапуро успешно сдал экзамены и был принят на кафедру графического дизайна.

kukkapuro_2

Интерьер дома и объекты Юрьё Куккапуро. Публикация в журнале Avotakka, декабрь 1969

В 1953 году Куккапуро устроился подработать на мебельную фабрику и попал в помощники к дизайнеру мебели Ивану Кудриязеву. Юрьё сразу понял, что он попал на свое место, и с этого момента видел свое будущее в мебельном дизайне. В 1954 году Куккапуро переводится на факультет дизайна интерьера и мебели. Это было более престижное направление, но Юрьё успешно прошел конкурс из семидесяти претендентов всего на восемь мест.

В процессе обучения Юрьё часто участвовал во всевозможных конкурсах, которые проводили со студентами производители мебели, и нередко выигрывал их. В результате уже на второй год обучения, в 1956 году, одно из кресел победителей конкурса было запущено в серийное производство. Как признался сам Юрьё Куккапуро, это было очень важным событием, окончательно определившим сферу его будущей деятельности.

В 1957 году известный архитектор Анти Нурмесниеми устраивал в Хельсинки выставку под названием «Будущее дома», и выбрал одно из кресел Куккапуро для своей экспозиции.

kukkapuro_3

Интерьер дома и объекты Юрьё Куккапуро. Фото: Митя Харшак, 2012

Нужно сказать, что в пятидесятые годы ХХ века мебельное производство развивалось стремительно и потребность в дизайнерах новой генерации была высочайшей. Таким образом, карьерный рост талантливой молодежи происходил молниеносно.

Куккапуро ощущал новые потребности финского рынка и стремился придать своим образцам большую интернациональность, функциональность и эргономичность. Утилитарность определяла и выбор материалов.

Можно сказать, что основные линии развития финского мебельного дизайна были определены тремя именами: Алвар Аалто, Илмари Тапиоваара и Юрьё Куккапуро. Их отличал фундаментальный функционализм, породивший ту эстетику, которую сегодня принято называть скандинавским дизайном. И, конечно же, творчество Аалто в значительной степени повлияло на формирование молодого дизайнера. Но по словам самого Куккапуро, личность Тапиоваары как первого учителя является для него наиболее важной. Тапиоваара — первый финский дизайнер, отважившийся утверждать, что дизайн имеет социальное содержание. И такая позиция тогда была очень привлекательной.

Тапиоваара был поклонником Баухауса, работал в студиях Ле Корбюзье и Миса ван дер Роэ, участвовал во встречах учителей Нового Баухауса в Чикаго и, читая курс композиции своим студентам, следовал баухаусовской системе. Он уделял много внимания ручному труду и созданию полноразмерных прототипов. Именно в Баухаусе был провозглашен лозунг «Искусство и технологии — новый союз». А руководство творческими мастерскими осуществлялось двумя преподавателями: «мастером искусств» и «мастером ремесла». Освоение технологий производства в учебном процессе было заимствовано Тапиоваарой из практики Вальтера Гропиуса и его товарищей.

В 1958 году Куккапуро заканчивает свое обучение и годом позже создает собственную студию в Хельсинки. В 1963 году Тапиоваара просит молодого дизайнера начать преподавать в своем родном университете. Куккапуро соглашается, а в 1969 году, когда Тапиоваара покидает свой преподавательский пост, он рекомендует Юрьё Куккапуро как своего преемника. Юрьё принимает должность на период с 1969 по 1974 год. В 1973 году Юрьё получает звание профессора, а с 1978 по 1980 год является ректором университета. Но административная деятельность мало привлекала дизайнера, и в 1980 году он просит не продлевать его полномочия на следующий срок.

kukkapuro_7

Юрьё Куккапуро. Кресла Ateljee

kukkapuro_8

Юрьё Куккапуро. Кресла Funktus

В своей работе Куккапуро ставит на первое место эргономику, полагая, что стопроцентная функциональность объекта всегда порождает эстетику. Юрьё утверждает: «Мои учителя были чистыми функционалистами, как и я и как позже мои студенты. В восьмидесятых мы постепенно начали отходить от полностью функционального мышления в сторону эстетизма и артистизма, но сейчас функционализм возвращается снова».

Куккапуро выделяет три ключа мебельного дизайна — экологию, эргономику, эстетику. Считая человеческое тело самым прекрасным созданием природы, Юрьё полагает, что и кресло, отражающее его формы, будет не менее прекрасно. На этом принципе основана линейка кресел, созданная на базе полимерных раковин в 60-е годы ХХ века и принесшая Куккапуро мировую славу.

1960-е годы ввели в пантеон дизайнерской классики немало культовых объектов. Эпоха пластмасс, связанная с именами Ээро Аарнио, Вернера Пантона и Юрьё Куккапуро, во многом определила эстетические характеристики интерьерной среды всей второй половины ХХ века. Но Куккапуро недолго был одним из апологетов пластмассовой революции. Нефтяной кризис начала 1970-х годов полностью изменил его подход к выбору материалов.

С наступлением нефтяного кризиса начала 1970-х годов Юрьё отказывается от полимеров по двум причинам. Во-первых, рост цен на нефть привел к росту стоимости синтетических материалов, а во-вторых, Куккапуро стал всерьез задумываться об экологичности своих объектов.

kukkapuro_4

Интерьеры дома и объекты Юрьё Куккапуро. Публикация в журнале Avotakka, декабрь 1969

В новой парадигме выбора материалов создается новый дизайн из стали и фанеры. После Ээро Аарнио гнутая фанера может считаться национальным материалом финских дизайнеров мебели. Связывая традиции и экологию, Куккапуро признается: «Мое последнее кресло будет полностью деревянным». Но уже сейчас взаимодействие Куккапуро с китайскими дизайнерами и производителями, начавшееся с 1998 года, принесло ряд кресел, полностью созданных из бамбука.

Юрьё Куккапуро считает терпение наиболее ценным качеством дизайнера и отмечает, что вдохновение — это только один процент тяжелой ежедневной работы. Создание массы прототипов и исследование каждого элемента очень важны. Порой у мастера уходят годы на поиск идеального конструктивного и функционального решения.

Проектная работа Куккапуро напоминает инженерный подход — на базе концептуального прототипа строится целая линейка мебели до тех пор, пока прототип еще содержит полезные, но не проявленные в предыдущей модели свойства. И лишь когда выработан весь потенциал прототипа, создается следующий. Таким образом достигается экологичность не только в оптимизации материалов и трудозатрат, но и в оптимизации идей. Все полезно, что ведет к сохранению энергии, пусть даже умственной — чем больше освоено, тем меньше отходы.

Вдохновение Юрьё черпает из наблюдения за природой, ведь природа, по мнению мастера, уже создала уникальные конструкции, полезные в дизайне. Также и изучение традиций и опыта создания мебели дает массу материала. Сотни поколений до нас создавали эстетические, эргономические и конструктивные решения, сохраняющие актуальность и по сей день. В этом Куккапуро следует концепции Алвара Аалто, который сформулировал это так: «Природа является лучшим комитетом по стандартизации».

kukkapuro_9

Нам повезло встретиться и поговорить с мастером в его доме под Хельсинки.

Какая ваша работа была первой, воплощенной в реальность, — не прототип, а именно серийный, запущенный в производство объект?

— Это произошло еще когда я учился. Наша школа принадлежала Обществу ремесел, у которого были большие связи с фабриками. И все фабрики — и стекольные, и мебельные — постоянно устраивали у нас конкурсы. Один раз был конкурс стульев. Я сделал свой стул и выиграл первый приз. Это было в 1955 году — я был студентом, мне только исполнилось двадцать два. Это была большая удача! И это подтолкнуло меня к тому, чтобы продолжать начатое.

А был ли денежный приз?

— Да, только первый приз, и только единовременная премия. Организатор был очень старомодным и не желал ничего знать ни о каких отчислениях с продаж. Но несколько лет спустя я как-то прогуливался с ним. Я тогда был уже более известным, и тогда условия изменились!

На сегодняшний день какое количество ваших предметов живет в производстве?

— Сегодня? Не могу сказать. Не так много. Здесь, в Финляндии, они прозводят всего девять коллекций. Сегодня я работаю только с тремя компаниями. Это финские компании, и они также поставляют свою продукцию в Россию. А из иностранных компаний я сейчас работаю только с Китаем.

Долгое время мои изделия производились в Англии, в Лондоне. И немного в Германии. Всего было около пятидесяти коллекций — огромное количество предметов.

Вы говорили, что всегда работаете один и у вас только один ассистент?

— Да, у меня есть ассистент. Он как раз оканчивает колледж, делает диплом. За эти годы у меня было много ассистентов.

У вас не было амбиций создания большой студии с наемными дизайнерами, которые работали бы на вас, или вы всегда были сами по себе?

— Да, скорее я одиночка. Но это не значит, что я совсем ни с кем не общаюсь в процессе работы. Например, я всегда в контакте со специалистами мебельных компаний. Они близки к производству. Они очень многое для меня делают. Мы вместе обсуждаем технологические особенности, материалы и конструктивные узлы. Неправильно полагать, будто над таким объектом, как кресло, работает всего один человек — дизайнер. Здесь сходится воедино труд многих людей. И я до сих пор продолжаю учиться у специалистов.

kukkapuro_5

Интерьер дома и объекты Юрьё Куккапуро. Фото: Митя Харшак, 2012

Вы много рисуете руками?

— Да, я много рисую. Я вообще много делаю вручную. Часто и модели делаются тут, в моей студии. Это пошло еще со студенческих времен — мы всегда все делали сами.

Как много времени проходит от первого эскиза до выхода конкретного объекта на конвейер?

— Всегда по-разному. Обычно два-три года. И это время, необходимое для того, чтобы создать обычный стул. В них много деталей, компоненты из разных материалов. Разработка всего этого требует времени. Но иногда бывает, наоборот, очень быстро. Раз заказчик строил новый дом и захотел две тысячи стульев для студий. Я быстро сделал несколько моделей, их протестировали и пустили в производство. Весь процесс занял примерно полгода. Но это немного опасно на мой взгляд.

Что интереснее для вас — создать объект, который будет произведен миллионным тиражом, или сделать уникальный объект, у которого будет три или десять копий, и сделать выставку? Какая тенденция для вас как для дизайнера была наиболее успешной?

— Очень сложный вопрос. В дизайне мебели мы работаем применительно к условиям общественных пространств. А это всегда означает массовое производство. Однако есть мой недавний проект «Татуированные стулья», который я сделал с моими друзьями-дизайнерами. В нем каждый из стульев существует в нескольких экземплярах. В смысле форма у всех одинаковая, но графика на каждом уникальная.

А ваш дом — это единственный архитектурный проект или были еще реализованы другие архитектурные проекты?

— Этот дом мы сделали вдвоем с моим другом. Он инженер, но тогда был еще очень молодым. И мы немножко просчитались с конструкцией крыши. И если по краям идеальные ребра жесткости, которые держат всю конструкцию, то в центре получилась такая точка, которая испытывает очень большую нагрузку, и за эти сорок с лишним лет крыша немножко просела в центре. Пришлось даже поставить стальную опору. Правда, это не критично, так что снег с крыши я сбрасывал за все эти годы раза три-четыре всего, в совсем уж снежные зимы.

А кроме этого, я делал еще проект летнего дома для моего отца. Но я много работал с архитекторами. Например, в Хельсинки в здании Оперы я делал все интерьеры: и дверные ручки и свет — все!

kukkapuro_10

Юрьё Куккапуро. Набор мебели Experiment

Вы можете назвать себя экологически ответственным дизайнером? Вы думаете об экологии при выборе материалов, которые могут быть переработаны? Или вам все равно?

— Я уже упоминал о нефтяном кризисе начала 1970-х. С тех пор я работаю только с природными материалами. Сейчас я работаю в основном с деревом. Это самый экологичный материал. Я не хочу загрязнять воздух.

А много ли проектов вы обычно ведете одновременно? Или в один отрезок времени вы ведете всегда только одну работу?

— Я стал очень-очень ленивым. Сейчас я работаю над одним проектом целый год. Я не хочу торопиться.

Вы можете назвать имена художников и дизайнеров, которые повлияли на вас и вашу работу?

— Конечно, Илмари Тапиоваара. И еще Бруно Матссон. А если не из Скандинавии, то, наверное, Чарльз Имз.

А вы встречались с Имзом? Переписывались?

— С Имзом — нет, никогда. Я до сих пор ужасно жалею о несостоявшейся встрече с Бруно Матссоном. У меня была персональная выставка в Стокгольме в 1983 году. Там было очень много архитекторов. Вообще выставка была очень успешной. И на следующий день после того, как я уже уехал домой в Финляндию, на выставку пришел сам Бруно Матссон! Пришел и спросил, можно ли со мной увидеться. Но меня уже не было. Ну почему я не остался еще на один день!

И еще этот датчанин… «деревянный». Ханс Вегнер. Мы встречались пятнадцать лет назад. Он умер в 2003 году. Ему было лет восемьдесят пять. Но он до конца жизни оставался очень современным. Его дизайн был очень эклектичным. Великолепно, что он мог создавать настолько разные объекты. Позже я увидел, что он в чем-то копировал меня.

На самом деле предметы, которые меня окружают, всегда подсказывают мне множество идей. Надо только внимательнее их слушать и смотреть на мир с любопытством.

kukkapuro_6

Юрьё Куккапуро. Кресла Karuselli в клубе Paramaunt