Одед Эзер:
«Плакат — это эволюция»

Одед Езер — настоящий волшебник. Что он творит с буквами, уму непостижимо. В его лаборатории они оживают, выпускают щупальца, расползаются по углам и ведут себя совершенно разнузданно. Выйдя в третье измерение из плоскости листа, где буквам изначально и положено существовать, трехмерные леттеринговые эксперименты Одеда Езера сформировали новый жанр (типо-)(3D-)графического дизайна. Но и об этом этапе своего творчества Одед уже говорит в прошедшем времени. Эксперимент никогда не заканчивается.

Интервью: Митя Харшак. Опубликовано в журнале «Проектор» № 4(21) 2012

ezer-1

Одед Езер. Плакат I❤Milton. 2009

ezer-8

Одед Езер. Плакат  Alef. 2012

Я давно планировал сделать публикацию об удивительных, оживающих работах Одеда Езера. Но лишь в двадцать первом по счету номере журнала это получилось. Я позвонил ему и записал нашу беседу.

Одед, привет! Ты сейчас у себя в студии?

— Сейчас я дома. Обычно, когда у меня появляется большой проект, я арендую студию.

То есть у тебя нет своего рабочего пространства, где трудятся десятки сотрудников?

— Нет, я меняю рабочее место в зависимости от сути проекта. Таким образом можно немножко сэкономить в промежутках между проектами. И я всегда могу найти подходящее место, если мне нужен будет беспорядок — я смогу арендовать место, где я смогу его прекрасно создать.

А как же переезды? Каждый раз ты перевозишь все компьютеры, инструменты, материалы на новое место? Это же катастрофа!

— Ну-у… у меня лэптоп. Все, что мне нужно, — только мой ноутбук и моя голова.

А кроме тебя самого еще есть дизайнеры, с кем ты вместе работаешь, или сотрудники студии?

— Обычно нет. Обычно я сам по себе. Но у меня много ассистентов. И я нанимаю людей, если проект требует участия кого-либо, кроме меня самого. Обстановка вокруг меня постоянно меняется, и мне это нравится, потому что позволяет всегда оставаться свежим. Ты не стоишь на месте, приходится двигаться и думать о том, что ты делаешь, обдумывать процесс.

А У тебя есть опыт работы в большом агентстве или студии? Возможно, в студенческие годы или после окончания университета?

— Да, когда я был студентом, я немного поработал в Британском музее. Но мне не очень понравилось. Это продолжалось очень недолго — я был практикантом. Затем я работал на одну большую американскую компанию в их лондонском офисе. И там я проработал несколько месяцев, и мне тоже не понравилось.

ezer-2

Одед Езер. Плакат  Helvetica Live. 2009

То есть тебе не нравились большие компании и ты хотел открыть свою маленькую студию, чтобы быть свободным и принадлежать самому себе?

— Просто еще в молодости я понял, что если ты работаешь в большой компании, проекты там по своей сути очень тяжеловесные и сложносочиненные. В их рамках не получается мыслить нестандартно. Я понимаю людей, которым это нравится, — большие проекты, крупные заказчики, но это не мой выбор.

Ты работаешь в очень разных областях графического дизайна — в шрифтовом дизайне, типографике и леттеринге, в книжном дизайне, в плакате. И во многих проектах ты выступаешь инициатором, то есть они выполнены не по заказу клиентов. Как ты распределяешь время и расставляешь приоритеты между некоммерческими работами и заказными проектами?

— Я стараюсь делить свое время на две части: делать коммерческие проекты и делать более экспериментальные проекты. Но в последнее время они часто сливаются в нечто единое. Коммерческие проекты часто выглядят как экспериментальные. А экспериментальные проекты очень часто можно при желании продать. Но я думаю, что нельзя жить, работая только в какой-то одной сфере. Если пренебречь заказными работами, то теряешь связь с графическим дизайном и с реальной жизнью. А если не экспериментировать, то просто становится скучно. У меня получается такая приятная смесь, как мне кажется.

А можешь назвать свои самые любимые проекты?

— Я думаю, ты сам должен это сделать!

ezer-3

Одед Езер. Плакат  Tipografya. 2004

ОК, я очень люблю твои работы с трехмерными буковками. Я их впервые увидел несколько лет назад, влюбился всем сердцем!

— Если вспомнить последние десять-двенадцать лет — как раз то время, которое мне понадобилось после окончания учебы, чтобы стать независимым дизайнером, — я бы разделил этот период, грубо говоря, на четыре эры. В районе двухтысячного года я очень интересовался типографикой — как спроектировать плакат, или предложение, или одну-единственную букву. Позже, около 2005 года, начал больше интересоваться слиянием двух различных дисциплин, одной из которых всегда была типографика. В это время я сделал такие проекты, как «Вирусная типографика», «Типосперма», «Типопластическая хирургия» и так далее. Затем, примерно в 2009-м, я стал больше интересоваться типографикой в пространстве. Я начал делать то, что сам называю трехмерной каллиграфией.

Например, постер I Love New York — оммаж Милтону Глейзеру — это очень яркий представитель моих работ того периода. А сейчас, в 2012 году я очень интересуюсь нарративом в концептуальной типографике, которая говорит не о красивых вещах, но об идеях, которые стоят за обычным дизайном. Весь прошлый год я занимался этим — концептуальной типографикой. Примерами могут служить мои проекты «Скайп Тайп» и «Обувной проект». Они становятся все более и более концептуальными. А сейчас я очень погружен в работу с видео.

То есть ты сейчас переключаешься со статичной картинки на движущуюся?

— Да, но не в том смысле, как это бывает с типографическим видео, например. Движущиеся буквы и все такое — я немного устал от этого. Сейчас я интересуюсь нарративом посредством типографики и движения. Я бы назвал это типографическим видеоартом. Это в каком-то смысле новое направление, это высказывание о типографике, о дизайне, о нашей жизни — краткий типовидеоарт. К сожалению, не могу тебе сейчас ничего показать. Это совершенно новый проект, и я работаю над ним прямо сейчас.

Понимаю, но сообщи мне, когда что-то появится в Сети.

— Я думаю, это займет пару месяцев.

Еще вопрос по взаимоотношениям с клиентами. Можешь ли ты отказаться от заказа, если тебе не нравится работа или клиент? Или по иным причинам?

— Я чаще говорю «нет», чем «да».

ezer-4

Одед Езер. New American Haggadah. Разворот книги, 2011—2012

Здорово, что есть материальная возможность отказывать и выбирать проекты. Скажем иначе — ты не продвигаешь себя и не ищешь клиентов, но они приходят сами, и ты можешь выбирать, с кем работать, а с кем нет?

— Я никогда не занимался саморекламой.

Может быть, у тебя есть менеджеры, которые ищут клиентов?

— Пока нет. Я стараюсь просто почувствовать, подходит мне какой-то проект или нет. Или клиент. Может ли из этого получиться что-то хорошее, и даже не обязательно в смысле денег. Тот ли это проект, в который я могу вложиться? Будет ли это интересно людям? Иногда, очень редко, но я беру проект просто из-за денег. Но так получается, что я потом всегда об этом жалею. Просто я верю, что хорошие деньги можно заработать на хороших проектах. И для приличного заработка не обязательно себя насиловать.

Это правда. А ты работаешь в основном с клиентами из Израиля? Или из других стран тоже?

— Как раз наоборот. Большинство моих клиентов из США и Европы.

Но при этом ты живешь в Израиле.

— Да, я живу очень близко к Тель-Авиву. Мне нравится говорить, что я люблю жить в Тель-Авиве и работать со всем миром.

Но ты много путешествуешь?

— Да, очень часто. Но у меня до сих пор нет клиентов из России.

ezer-5

Одед Езер. New American Haggadah. Разворот книги, 2011—2012

Возможно, после публикации этого интервью ситуация изменится!

— Буду рад. Русские, я приветствую вас!

Хорошо, так и напишем! А есть какие-то особенности взаимодействия с американскими клиентами, европейцами, японцами? Ты видишь разницу?

— Да, у каждой нации есть свои определенные культурные коды. И если ты владеешь системой этих кодов, то обычно взаимопонимание приходит очень быстро.

Одед, а можешь назвать мне имена дизайнеров, за чьим творчеством ты следишь и кого можешь назвать определенными маяками в профессии?

— О нет, конкретных имен слишком много. Я же член AGI (Alliance Graphique Internationale — самая авторитетная международная организация в сфере графического дизайна. Элитарный клуб, членом которого являются все мировые звезды в нашей профессии — Прим. М.Х.), а это такая высшая школа профессионального мастерства. Мы много общаемся. И это удивительное чувство, когда, будучи студентом, ты восхищался какими-то дизайнерами, видел их работы на выставках и в каталогах, а потом знакомишься с ними, они становятся твоими друзьями — это чудесное чувство!

ezer-6

Одед Езер. New American Haggadah. Разворот книги, 2011—2012

А ты преподаешь? Работаешь со студентами?

— Да, часть своего времени я посвящаю преподаванию. Я стараюсь преподавать ровно один день в неделю — не больше и не меньше. Не больше, потому что я хочу заниматься своими проектами и не хочу слишком много времени отдавать преподаванию. Но и не меньше, потому что мне действительно приятно находиться в студенческой среде. Я преподаю уже двенадцать лет. Я обычно преподаю типографику, и недавно я начал вести типографику в интерактивном дизайне.

Это как-то связано с твоими экспериментами в типовидеоарте?

— Нет, это совершенно разные вещи. Потому что интерактивный дизайн — он о том, как понимать пользователя, как выстраивать эффективные сценарии взаимодействия с ним. Ты должен быть действительно точен, в этой сфере нельзя слишком экспериментировать, это очень строгая дисциплина. Так как я не очень много знаю об интерактивном дизайне, у меня есть для этого помощник. Я преподаю типографику, а она — интерактив. Мы работаем вместе, чтобы достичь определенного прорыва. Потому что новое поколение — это восхитительное поколение. Сегодняшние студенты гораздо лучше нас, когда мы были студентами. Потому что в каком-то смысле они знают больше, чем когда-то знали мы. Они более технически подкованы и легче находят общий язык с новыми технологиями.

ezer-7

Одед Езер. New American Haggadah. Разворот книги, 2011—2012

Конечно, сейчас гораздо больше источников информации, которые для них открыты. У нас были только книги. Кстати, возвращаясь к традиционным графическим жанрам. Ты ведь знаешь биеннале «Золотая пчела»?

— Да, конечно. И я даже в нем участвовал.

Вот, «Золотая пчела» закончилась несколько недель назад. Для нашей страны это самое важное событие в графическом дизайне. Это такой высшего разряда смотр шедевров плаката. Можешь ли ты высказаться о плакатном дизайне? Это «высокий жанр» графического дизайна, но сейчас он больше переходит в фестивально-биеннальную системы бытования. Плакат больше не встретишь на улицах как инструмент пропаганды. Как ты думаешь, есть ли у него по-прежнему сила и способность влиять на умы людей?

— Думаю так. Я раньше делал плакаты, когда начинал работать. И я больше не делаю плакаты. Вот и ответ. Сегодня я думаю, что видео на «Ютьюбе» — это гораздо более эффективный инструмент визуальной пропаганды. Плакат статичен. Поэтому в каком-то смысле я не собираюсь оплакивать плакат.

То есть, по-твоему, функции плаката взяли на себя другие медиа?

Это эволюция. А любая эволюция — это хорошо. И я думаю, что плакат никуда не денется из графической жизни. То же самое произошло с книгами — они стали цифровыми. Но и бумажные книги не пропадут, просто со временем они станут понятны не многим. Я не думаю о плакате как о жанре, я думаю о коммуникациях и о разных средствах, которые я могу использовать. Если я решу, что плакат подходит для моих целей, то я его использую, но не потому, что я график-плакатист.